Первый российский сайт сериала «Вавилон 5»
Зеленые страницы
Z'Ha'Dum
Лавка Дрази-спекулянта
· Начало / На сайте · Авторы / Контакт · Вселенная В5 · Вселенная JMS · Эпизоды недели·
· Мероприятия / Конвенты · Cайты B5 · Фанфик · Опросы симпатий · Викторина · Чат · Форум · Гостевая книга ·
Здесь был Лондо

Слушай музыку, а не песню

    Вселенная Вавилона-5 и мир Гарри Поттера, что общего? В этом романе, автор связал эти два мира, на первый взгляд между ними нет ничего общего, но оно нашлось.


    Назначение - Земля

    Глава 2

      Фоукс уже уснул на своей жердочке, устав от громких споров профессоров. Они не кричали, но дискутировали столь жарко, что бедная птица постоянно подскакивала от возбуждения. Хозяин и лучший друг пытался отстоять свою точку зрения. А его оппонент, профессор Снейп, убеждал в обратном. Фоукс решил благоразумно не мешать профессорам клекотом и шумом крыльев и уснул. –Немыслимо! Мало того, что Вы приволокли ее сюда, так и еще оставили!!! И это зная, на что она способна! И отдали ей оружие!– профессор Снейп негодовал, расхаживая по комнате. Альбус взирал на учителя сквозь очки и молчал. Он уже убедился, что если на профессора Снейпа нападает говорливость, его ничто не остановит. Кроме того, сейчас профессор Снейп был практически в бешенстве от, по словам самого профессора Снейпа, «неадекватности действий директора».
      -Да как после этого вообще можно было оставлять ее здесь? – бушевал Снейп.– Альбус, о чем Вы думали? Подвергать опасности жизни учеников! Я решительно против.
      Альбус сотворил вазочку с печеньем и чашку чая, даже не предлагая Снейпу присоединиться к чаепитию. Альбус хорошо знал своего ученика – пока не скажет все, что хочет, он не остановится. Кроме того, печенье он не любит.
      Альбус думал, что сказал слишком многое про свое прошлое и загадочную незнакомку, но назад пути уже не было. Профессора Снейпа мало удивил факт летающего нечто из рассказа директора, его не интересовали загадочные создания, его взбесил факт того, что, несмотря на то, что женщина представляла угрозу всему живому (Снейп вспомнил точный и крайне болезненный удар в пах), Альбус, мало того, что оставил ее в школе и выделил ей комнату, так и вернул ей оружие. А неизвестно еще что за оружие! Если она сама по себе владела приемами самообороны, что она могла с неизвестной силы оружием? И все это в школе! И все это перед Поттером, который уже совсем лишился ума. А имел ли он его вообще?
      Снейп требовал немедленно вышвырнуть женщину из замка, избавить его, Снейпа, от лишней головной боли и взяться, наконец, за беспардонного мальчишку, шляющегося, где не следует.
      -Альбус, я не могу разорваться, в конце концов,– горячо говорил Снейп.– Темный Лорд и так меня выдергивает разве что только не из-за кафедры, а тут еще невразумительная девица, вооруженная, как отряд авроров. Чего Вы от меня хотите?
      -Просто последи за ней. Уверен, что проблем с ней не возникнет. Почему-то я ей доверяю. Не знаю, что с ней, не знаю, кто она, но если я ей доверился, то почему бы и тебе не последовать моему примеру, Северус?– Альбус сделал последний глоток из чашечки и взмахом палочки убрал все со стола.
      -Довериться? Ей???– Снейп едва дышал от изумления. – И это после того, что она вытворяла у Помфри? И после того, как она едва не убила мистера Финнигана? После того, в конце концов, как она едва не…– он шумно выдохнул и не стал продолжать фразу. Машинально потер ребро, слегка побаливающее после того удара, но не стал даже вспоминать про то, что давало о себе знать едва уловимой, фантомной болью в паху. Заклинание, конечно, заклинанием, но обидно было – хоть плачь.
      -Северус,– Альбус встал из-за стола и подошел к кипящему праведным гневом профессору,– вспомни, ведь когда-то я поверил и доверился и тебе.
      Директор положил ладонь на плечо ученика. Снейп вздрогнул.
      -Если Вы ставите вопрос так, что ж…– Снейп был уязвлен. – Вы ставите это мне в вину? Вы сравниваете несравнимое. Но если Вы так решили… я подчиняюсь Вашему решению.
      Альбус похлопал Снейпа по плечу.
      -Она понравится тебе. Просто пригляди за ней. Уверен, с ней проблем будет меньше, чем с юным мистером Поттером,– он лукаво улыбнулся, глядя в непроницаемое лицо ученика.
      -С… сэр…– домовой эльф с легким хлопком возник прямо посреди комнаты и испуганно захлопал большущими глазищами.– П… простите… сэр, но Добби пришел в комнату молодой мисс… Добби принес мисс ужин, а мисс… – он всхлипнул и торопливо вытер глаза рукавом вязаного свитера,– мисс была в ванной. Мисс не дышала…– домовик не смог больше сдерживать слез и разрыдался, повалившись на пол.
      -Не будет проблем?– язвительно прошептал Снейп, глядя на побелевшего Альбуса.– Веди нас к ней!– приказал профессор Снейп, рывком поднимая заплаканного, жалкого, перепуганного эльфа.
      Мое терпение бесконечно, но не безгранично, как часто я люблю это повторять. Слишком уж много факторов выводят меня из себя. К примеру, когда меня выдергивают из ванны, наполненной настоящей водой, которую, как я думаю, я вполне заслужила.
      Не успела я задремать и увидеть сладкий сон, где я бомбила звездолеты Теней, как меня самым безжалостным образом выдернули из сладких дум самым варварским способом.
      Как только во сне я вмазала плазмой по кораблю неприятеля, что-то очень злобное взглянуло мне в лицо и произнесло непонятное слово, после которого мои глаза резко распахнулись.
      Лицо и вправду было. Очень злое, очень бледное и очень знакомое. Кроме того, на меня была направлена та самая палка, которую я мысленно пообещала сломать при первой же возможности.
      Тело среагировало моментально: правая рука резко выхватила палку, правая нога дала подсечку и, когда человек свалился на пол, я оседлала его, наставив его же палку ему же в глаз.
      -Дернешься – воткну ее так глубоко, что никакой врач не поможет,– тихо пообещала я.
      -Эм-м-м… прошу прощения,– голос давешнего старика заставил меня скосить глаз в поиске источника звука.
      -Что?– рявкнула я, по-прежнему держа бледного, но уже от злобы человека подо мной.– Какого дьявола вам от меня нужно?
      -Добби сказал, что Вы в ванне…– начал Альбус, но я его перебила.
      -И нужно ввалиться ко мне полюбоваться и разбудить меня, когда я только-только начала засыпать?
      -Но он сказал, что Вы не дышите!– взмолился Альбус, даже не пытаясь помочь своему человеку выбраться из-под меня.
      -Проклятье!– заявила я, поднимаясь, подавая руку поверженному и крайне злобно выглядящему мужчине, которую он не принял.
      Я кинула его палку в сторону и уперла руки в боки.
      -Вы знаете хоть что-нибудь о медитации?– начала я. – Процессы в организме замедляются настолько, насколько я им прикажу. Это не смерть. Это нормальная реакция организма. Я жива и живее всех живых. А вот выдергивать меня из воды было лишним. Я черт знает сколько не была в настоящей ванной, я смертельно устала от ионного душа. Если уж Вы столь любезно предложили мне пожить здесь, то было столь невежливо вламываться ко мне в момент принятия мной ванны. Уж простите за грубость.
      -Медитации? Ионного?– Альбус не понял ничего из мной сказанного, но мило покраснел и сотворил прямо на мне что-то мягкое и пушистое вроде халата.
      -Спасибо,– поблагодарила его я, разглядывая второго и третьего человека из присутствующих.
      Второй был обычным человеком. Высоким, темноволосым, крайне сконфуженным и очень недовольным. Я просто даже удивилась – чего бы ему быть недовольным после того, как я почти оседлала его? Тем более при моем-то никаком облачении? Иногда я позволяла себе такие милые игры, но чаще всего на такое у меня не было времени. Так что… конечно, мало приятного, когда около зрачка подрагивает твое же оружие, но если к этому присовокупить мое весьма неплохое обнаженное тело…
      -И кто же мой спаситель?– я постаралась максимально издевательски произнести последнее слово, глядя в черные глаза мужчины.
      -Профессор Снейп,– сказано было, как плевок.
      Мне стало грустно, а чего он ожидал? Выдернул меня из сна, о чем я лично его не просила, выдернул меня из ванны, о чем я тем более его не просила, и вдобавок обиделся на вполне законную с моей стороны самозащиту при виде направленной на меня палки.
      -М-м-м… не могу представиться за неимением информации о том, кто есть я,– в его же мере ответила я.
      Человек мне не нравился однозначно. Глупо было бы, в самом деле, чувствовать хоть каплю положительных эмоций после того, что я уже от него натерпелась. Я поняла, что наши чувства взаимны.
      И мне стало грустно.
      Вспомнился Бестер.
      Когда я только с ним познакомилась, он показался мне милым, едва ли не ангельски настроенным человеком. На деле же оказалось, что этот ангел представлял из себя редкий сплав сволочи с закоренелым циником.
      Я часто ошибалась при первом впечатлении от встречи и не делала поспешных выводов уже очень давно. Первый миллион лет убедил меня в том, что не все создания милы на вид, и не все жестоки, если выглядят как, к примеру, кхуматы. Жуткие твари из больного бреда оказались сущими ангелами и очень интересными собеседниками, если их не уничтожить с перепугу в первую же секунду знакомства.
      Возможно, и этот землянин был где-то в глубине души милым и добрым, но его лицо мне не нравилось.
      Решив не делать выводов вообще, я тяжело вздохнула и вернулась к рассмотрению третьего существа. Это был тот самый гхар, что пообещал мне принести ужин после принятия мной ванны.
      Я вопросительно глянула на зареванную морду существа.
      -Это ты поднял тревогу?– спросила я у перепуганного создания.
      Гхар рухнул к моим ногам, поливая их слезами, и что-то громко и пронзительно завопил. Я не поняла что именно, но это было искренне.
      -Как страж,– сказала я, поднимая удивительно легкого гхара и ставя его на ноги. – Молодец, только больше так не делай.
      Гхар выпучил и без того большие глаза и завопил еще громче, только уже по-другому. Как я поняла, это были слова то ли благодарности, то ли преданности.
      Альбус стоял рядом и не произносил ни слова.
      -Прошу прощения,– я повернулась к старику. Разговаривать и даже смотреть на настроенного агрессивно Снейпа у меня не было ни малейшего желания.– Раз меня выдернули из ванны, могу я… уж простите, но я проголодалась.
      -О, конечно!– Альбус выразительно посмотрел на пискнувшего что-то гхара и тот вдруг исчез. Может я и не привыкла к телепортации низших, но чего только во вселенной не случается!– Добби сейчас все принесет.
      -Добби,– повторила я. Кличка животного мне понравилась. Что-то милое, такое будто даже детское в произношении. А ведь странно, это же человеческое имя. Ну да впрочем, их дело, как называть своих животных.
      -Добби – домовой эльф,– пояснил Альбус, глядя вслед пришедшему в себя и внезапно решившему уйти Снейпу.
      -Эльф. Домовой,– ну и ужас, подумала я. Я читала земные сказки. Но там эльфы были красивы и уж никак не были похожи на гхаров. – Ну да, ну да. Понимаю.– Я решила не связываться со странностями магов. Мало того, что неадекватны, мало того, что палками пользуются, так и эльфов в домашних животных содержат и называют их человеческими именами. Странные они, все-таки.
      Гхар… то есть эльф, появился спустя минуту с подносом, на котором я углядела большой кувшин чего-то жидкого, булочки и еще что-то непонятное.
      Слуга поставил поднос на стол, низко поклонился, подметая пол ушами, и тут же исчез.
      -Приятного аппетита, – Альбус пошел к двери,– не буду Вам мешать. И…– он на секунду замер в дверях,– доброй ночи.
      -Спасибо и того же,– ответила я, выжидая, когда старик уйдет и оставит меня наедине с едой.
      Альбус улыбнулся своей сверхзагадочной улыбкой, от которой мне сделалось не по себе, и удалился. Я же приступила к ужину.
      Жидкость оказалась соком неясного происхождения. Впрочем, происхождение было вкусным и мне оно понравилось. Булочки и непонятно что, оказавшееся чем-то печеным, я просто глотала, едва прожевывая – так было вкусно. Напоследок, вытерев губы салфеткой, лежавшей на том же подносе, я подумала, куда деть поднос и посуду. Магически заставить ее исчезнуть я не могла, роботов я не обнаружила, а как звать прислугу – гхара, то есть эльфа я не знала.
      Обо всем подумаю потом, решила я. Лично меня совесть по поводу посуды не грызла. Может отчасти потому, что у меня ее отродясь не было, может потому, что мыть посуду я просто не хотела. Раз на то есть слуги, зачем усложнять себе жизнь, решила я и совершенно уставшая от всего пошла спать.
      Кроватка у меня всегда была узкая. На станции была чуть шире нормы, а на обитаемых планетах мне попадались такие, что я чудом с них не сползала. Но организм быстро привыкает спать и на минбарском ложе под углом сорок пять градусов, и на ворлонском, специально для меня созданном – нечто эфемерное, основанное на антигравитации – и на пруссиканском яши. Последнее мучило мой организм в течение почти ста лет. Это было нечто напоминавшее гнездо. Как там спать я поняла после ста сорока бессонно – мучительных ночей, пока укладывалась на жесткую поверхность поудобнее на планете уже наступало утро. Впрочем, грех было жаловаться, ибо сто сорок дней равняется примерно семи стандартным световым дням. А не спать неделю я вполне способна.
      В этом странном месте, куда меня занесло, именуемым школой, мне выделили поистине королевскую почивальню с большой мягкой кроватью. Лишнее, только подумала я, успев коснуться головой подушки, и моментально отключилась.
      -Это унизительно! Сесть на меня, тем более в таком неподобающем виде!– кипятился Северус в кабинете директора.– Немыслимо! Напасть на меня после того, как я…
      -Но она же не умерла,– Альбус фыркнул в усы.– По ее словам она медитировала. Я не понимаю, что это значит, но ей-то, верно, виднее. А ловко она тебя.
      -Ловко?– Снейп обиделся не на шутку.– Вы находите это смешным? Она же чуть не убила меня моей же палочкой! А если бы эта невежда ее сломала, а?
      -Ладно, Северус, успокойся уже,– Альбус примирительно поднял руки.– Ничего не случилось. Откуда я знал, на что она способна? Я предупреждал, что она весьма необычная дама – ты мне не верил. Вот и результат. Забудь.
      Снейп фыркнул. Забыть унижение от женщины? Тем более неодетой, сидящей на нем, как на гиппогрифе и обещающей проткнуть ему глаз его же палочкой? Увольте!
      Нет, какая бестактность! Какая наглость! Он же спас ее от смерти! Или, по крайней мере, думал, что спас. От так называемой смерти. И что такое медитация? Странное слово. От него так и веет магглами.
      А от магглов сплошные неприятности.
      Женщину надо убрать из Хогвартса. И чем быстрее, тем лучше.
      Северус не стал делиться соображениями с директором, решив, что лишняя информация тому ни к чему. Профессор торопливо пожелал спокойной ночи Альбусу и вышел из его кабинета. Предполагалось, что сегодня у мастера зельеварения снова будет бессонная ночь. Вот только причиной тому будет на сей раз не бестолковый мальчишка, а неуправляемая дамочка, вооруженная, как лучший аврор, и даже лучше. И пусть Альбус говорит, что хочет, Северус ему не верит. Если у нее есть магические способности, она может вполне заменить Темного Лорда. И тогда помоги Мерлин всему магическому миру!
      -Ой!– вихрастый мальчишка чуть не впечатался в угрюмого профессора, несясь по коридору на всех парах.
      -Смотрите под ноги, мистер Поттер! И периодически смотрите вперед. Десять баллов с Гриффиндора и марш спать! – профессор тут же забыл об инциденте и прошествовал дальше.
      Мальчишка сверкнул зелеными глазами под стеклами круглых очков и, скроив рожу спине удаляющегося человека, побежал по своим мальчишечьим делам. Но отнюдь не в спальню, о чем свидетельствовал видимый из кармана мантии уголок полупрозрачной ткани мантии – невидимки, просто-напросто забытый в упоминаемом кармане и отчего-то не надеваемый на полагающееся тому место на плечах юного искателя приключений.
      Поспать удалось недолго. Во-первых, снились такие кошмары, что я стонала уже даже и не во сне. Снился Джон. Странное сооружение, глубокая черная дыра внизу и голос: «Прыгай! Сейчас же! Прыгай!» и прыжок в эту черную бездну, а потом взрыв чего-то ослепительного, пламя, пожирающее все вокруг, и корабли Теней, медленно кружащиеся над местом падения Джона. Во-вторых, голос моего ставленника. Когда-то давным-давно я оставила ему эту галактику, надеясь, что он займется становлением живых существ на путь истины, но… В-третьих, голос моей подруги. Ее плач. Ее боль… И напоследок чудовищное убийство моего единственного близкого друга. Близкого настолько, что мы, пожалуй, единственные в галактике занимались сексом, будучи столь разными по биопоказателям. Кош… как мне было плохо тогда… Вскакивая через каждые полчаса, я долго всматривалась в темноту и, наконец, не выдержав, встала окончательно и решила пойти прогуляться по школе.
      Тихие сонные коридоры; сопящие во сне, если таковое вообще возможно, картины; какое-то неопределенное шуршание… Голова взорвалась болью так неожиданно, что я, застонав, упала на пол.
      -…тель вызы… ля…– голос был подобен тупой игле, что маньяк всаживает в мозг, желая поиздеваться как можно больше над жертвой.
      Я взвыла, когда перед глазами замелькали сцены убийства Коша, когда снова и снова я видела, чувствовала его боль. Затем картинки сменялись сценами убийств других дорогих мне созданий, причиняя мне невыносимую боль.
      -Хва-а-а-ати-и-ит!– выла я, уже не контролируя себя. Кто-то схватил меня за руки, попытался поднять с пола, но я плохо соображала.
      -Что с Вами? Кто-нибудь, помогите! – громкий голос человека вызывал желание убивать без разбора.
      Оттолкнув незнакомца, я, еле дыша от боли в голове, побежала по коридорам.
      Я знала, что долго меня здесь терпеть никто не станет с моими-то приступами неизвестного происхождения. Надо было уйти самой и как можно скорее.
      Бежать! Но куда? Замок запутанный, коридоров много, лестницы меняют направление.
      Наконец-то дверь! Бежать! Дальше! Неизвестно куда, но бежать! Бежать, тьма меня побери!!!
      Ворота гостеприимно распахнулись передо мной, и я повалилась на траву.
      Боль исчезла моментально.
      -Думал, что не достучусь до тебя уже никогда, – сказал кто-то,– странные там помехи. Какое-то поле неясного происхождения. Начинаю процесс передачи данных…
      Я машинально приложила руку к пульсирующей точке у виска и… я все вспомнила.
      Теперь я знала, кто я, зачем я здесь и кто пытался выйти со мной на контакт, чуть не взорвав мне мозг.
      -Иу, друг мой,– простонала я, едва не плача от счастья,– я думала, что больше не выдержу. Это была пытка, как на Эрио. Ты решил меня заживо поджарить или свести с ума?
      -Помехи, – коротко ответил Иу, проецировав себя передо мной. Что ни говори, но Иу мне нравился именно таким, каким я его создала для визуального контакта: высокий, красивый мужчина с лукавыми глазами, светлой улыбкой и ямочками на щеках. В то далекое время я не была знакома с Джоном, но каким-то образом у меня получился именно он. Только вот мудрость Иу и мудрость Джона были разными. Иу не старел, как и я, а Джон родился, развивался, взрослел, старел, в конце концов. Только однажды Джон увидел моего помощника и наставника, чему несказанно удивился и даже засмущался. Пока я объясняла ему, что не питаю к нему никаких серьезных чувств, кроме дружеских и… гхрм… платонической любви, он думал, что я по уши в него влюбилась и даже создала его голограмму. После моих объяснений, улыбка и румянец очаровательного капитана несколько померкли, но было непохоже, что он сильно обрадовался моей «не любви». Люди всегда казались мне такими странными. Вроде он и не говорил, что я ему нравлюсь, и в то же время, что-то такое необъяснимое я иногда чувствовала в его присутствии. Так и не разобравшись с чувствами, я решила оставить его в качестве друга и не более. Тем более что его будущая жена ждала с ним встречи на станции. А я в то время охмуряла мужественного симпампульку на «Агамемноне», заранее зная, что вскоре его переведут и мне придется лететь вслед за ним.
      Уже позже Джон говорил, что тогда он меня не так понял, краснея при этом, как мальчишка. И вот тогда я поняла, что больше никогда не смогу сменить облик Иу, хотя раньше я меняла его раз в столетие.
      -Процесс регенерации и передачи данных прошел успешно. Обживаешься?– Иу делово оглядел меня с головы до ног.
      Я кивнула. До смерти хотелось его обнять – единственное создание, связывающее меня с миром Джона. Жаль, что проекции бесплотны.
      -Хм-м-м… я тут, пока пытался пробиться, подумал: а что если тебе пойти учиться к ним, а? – Иу дотронулся голографическим пальцем до моего виска с имплантом.– Подведешь параллели, почерпнешь толику мудрости магов.
      -Ты знал, что это маги?– я уже не удивлялась.
      Я сидела на мокрой от росы траве и смотрела на знакомое лицо друга.
      -Естественно,– чуть даже обиделся Иу. – Я тут с новостями вообще,– его красивое лицо несколько помрачнело.
      Мое сердце так же екнуло.
      -Хранители собираются на встречу. Дело Хранителя Девять. Помнишь его?
      Еще бы я его не помнила! Самый эгоистичный, самый ленивый, самый трусливый, безответственный из нас. До сих пор никто из нас так и не понял, каким чудом он стал Хранителем?
      -Я приду. Дата? –Скажу ближе ко дню Икс. А пока тебе бы поспать – вид замученный, глаза тусклые. Я как-то отключился от дел. Не расскажешь, что произошло?– Иу всегда отличался почти человеческим любопытством. Вообще было странно уже то, что ни разу за все время его сигналы не глушились. Ни техномаги, ни Тени, ни Ворлон не смогли оставить меня без его поддержки, а тут, в конце двадцатого века, на Земле, совершенно обычные люди смогли меня не только оставить без поддержки Иу, но и даже залезть ко мне в мозг, обычно оберегаемый Иу. Помню сладкое мгновение, когда одного не поверившего мне молодого телепата, мой наставник так шандарахнул телепатически, что мальчишку пришлось буквально тащить с того света. Только потом появился не мальчик, но муж… Альфред Бестер… но это было потом. Я пересказала последние новости, отмечая тень недовольства на лице наставника от мысли, что ценную информацию прочел кто-то неподготовленный к ней и не в то время. –Это проблема,– проворчал Иу, присаживаясь около меня на траву.– Но проблема даже не в том, что старик прочел твои мысли, а в том, что он мощный телепат. И не просто телепат – он наследник. Он почти основатель. Понимаешь, о чем я? Понимаю. Все понимаю, но не убивать же его? Вот так строился по кирпичику ненавистный, и в то же время такой нужный Пси-Корпус. –Твоя задача на Земле – учеба и только учеба. Не убивай, не калечь сильно, только защищайся. Об остальном позабочусь я.
      Слова Иу мне не нравились. Учиться я, конечно, любила, но не здесь. Что может дать мне школа волшебников? Причем самых настоящих, с варевами, метлами, палками и прочим? Магия и я – понятия мало совместимые. Мне по душе физика, законы сохранения энергии, почти волшебство, но более техническое, чем махание палками и создание чего-то из ничего. А здесь на все законы плевалось с высоты небес.
      -То есть ты считаешь, что маги мне могут помочь постичь истину? – не веря ушам, спросила я.
      -Возможно,– Иу пожал плечами.
      Я взглянула на небо. Старик Альбус говорил, что в сентябре в этом месте небо затянуто облаками и звезды увидишь крайне редко. А так хотелось туда, домой… хоть я и не знала, где мой дом.
      -В чем дело, мистер Поттер?– Снейп вырос как из-под земли перед юным гриффиндорцем, замершим посреди пустынного коридора.
      -Я… просто я… я только…– парень мялся, смущался и не мог связать двух слов.
      -Мистер Поттер,– угрожающе-тихо произнес учитель.
      -Я хотел помочь, а она вдруг так резко толкнула меня и убежала. Она кричала, говорила, что ей больно,– затараторил Гарри, справившись с робостью.
      -Понятно,– Снейп взглянул в глаза мальчику.– Где она?
      Парень махнул рукой.
      -Там.
      -Минус тридцать баллов за хождение ночью по школе, – отрывисто сказал преподаватель. – А теперь марш спать, пока я не снял еще столько же.
      Парня как ветром сдуло, а угрюмый, раздраженный донельзя учитель пошел туда, куда указал несносный гриффиндорец.
      -Мало мне было Поттера-младшего, так еще и эту…– учитель не стал нецензурно выражаться по поводу взбалмошной психически неуравновешенной дамы, невесть откуда взявшейся на его голову, а, прошептав про себя что-то неразборчивое, отправился на поиски этой особы.
      -Как там Джон?– сердце ныло от предчувствия чего-то страшного, и я знала, что так тому и быть.
      -Пока хорошо,– расплывчатый ответ, очень расплывчатый. Иу никогда не говорил всей информации, как минбарец или ворлонец.
      Пока… страшное слово. Знаю, что в моем роду, где бы я ни была рождена, точно не было предсказателей. Информация выдавалась мне дозировано, вот разве что сбой в системе самого Иу помешал, и я непостижимым образом узнала то, что знать была не должна.
      -ЗаХаДум,– медленно произнесла я. Иу меня понял. Кивнул, отвернулся. –Великий Создатель,– прошептала я, с ненавистью глядя в небо, затянутое белесыми облаками,– за что ты так меня ненавидишь? Сколько еще крови будет на моих руках?
      -Ни причем он тут,– Иу не смотрел на меня. – Ты всего лишь пешка в игре гигантов.
      Я это знала, и мне от этого было ничуть не легче. Истина никогда не бывает простой и легко дающейся. За все нужно платить. И если не мне, то другим вместо меня. Теперь на карту поставлена жизнь близкого мне человека.
      Сколько еще людей умрет за меня?!
      Профессор Снейп вышел из замка, огляделся и достал палочку. Поколдовав над ней, он прошептал: – Указуй!
      Палочка дернулась и крутанулась в его руке, указывая нужное направление.
      Что-то прошептав, учитель бросился вперед.
      Бежать пришлось недалеко. Он почти сразу увидел темную фигуру женщины рядом с воротами замка. Но вот рядом… рядом с женщиной стояло нечто прозрачное, слегка подергивающееся. Это было сильно похоже на привидение, только в этом «призраке» было что-то неживое. Словно он никогда не жил, не умирал. Что-то искусственное. Чуждое. Чужое и возможно даже опасное.
      Но женщина общалась с «призраком» дружелюбно.
      Снейп стал медленно приближаться к парочке, держа палочку наизготовку. Ни женщина, ни ее спутник ему не нравились. Они были еще более странными, чем о них говорил Альбус.
      Старый дурак!
      Снейп бесшумно приблизился на максимальное расстояние, позволявшее ему при этом быть в тени, и замер. Он не был уверен, что его не заметили, но пока все шло довольно гладко.
      -Слуга уже в пути. –Знаю. Я видела сон о смерти Джона. Мне нужна связь с Лориеном. –Рано. Он ждет его. Я дам сигнал. –Лавина идет с гор. Камни летят вниз и ничто их не остановит. Он боится. –Помоги ему. Он должен лететь.
      -Я не могу.
      -Сможешь! –Нет! Он умрет там! Должен быть другой выход! Он должен убить посланника!
      -Нет. –Я не смогу…
      -Сможешь. Это не тебе решать. Подчинись!
      -Ненавижу! Как я тебя ненавижу!!! –Пока ты можешь испытывать чувства примитивных существ, ты живешь и служишь. Ты не до конца познала истину. Учись и тебе дано будет просветление и покой.
      -Я не могу! Пойми же ты, болван! Мне надоело быть марионеткой! Я даже не знаю кто я, откуда я! Как можно жить, не зная элементарных вещей?! Как меня зовут? Где мой дом?
      -Ты действительно хочешь это узнать?
      Молчание.
      -Что ж… тогда подчинись. Я понимаю твою боль, но это его судьба. Мне жаль.
      -Я выполню твой приказ. Выполню любой приказ. Будь все проклято! Я не могу больше так, Иу! Каждый раз одно и то же – смерть, война, боль, хаос. Где тот мир, что мы создаем? Где гармония, к которой мы стремимся? Почему мы ничего не можем противопоставить хаосу? Какие же мы Хранители, если мы ничего не можем сохранить?
      -Не понимаешь? Хорошо. Пока понимание не требуется – только послушание.
      -Ненавижу тебя. –Знаю.
      Странный диалог. Снейп не понимал, о чем говорили эти двое. Кто такой Джон, что за посланник, что такое ЗаХаДум, но он понял, что главной в этой странном дуэте является не сама женщина, а этот «призрак». Он руководитель. Он приказывал ей, она подчинялась. Это пугало. Если сама по себе женщина была так сильна, какую силу имел «призрак»?
      -Я пробиваю связь в поле школы,– Иу вглядывался в мое лицо, словно искал ответы на свои вопросы. Я смотрела на него. Было странно видеть перед собой лицо человека, которого я собственноручно пошлю на смерть. Это больно, подло, но я подчинюсь приказу. В конце концов, Иу не виноват. Он тоже пешка. Помоги мне Создатель выдержать мою никчемную жизнь! Все мы пешки в руках игроков. Но где найти самого игрока? Пешке не дано говорить. Пешка должна действовать.
      -Как долго ждать еще? – я отвернулась от Иу. Смотреть на его лицо было почти физически больно. – Чем прикажешь мне заняться пока?
      -Иди спать. Я налажу постоянную связь с тобой, уберу помехи и снова выйду на связь,– Иу был строг и собран.
      Я снова взглянула на него. Он улыбнулся. Мне так захотелось, чтобы это был Джон! Просто обнять его, крепко-крепко, не отпускать, просить прощения…
      -Знаю,– Иу замерцал, что выражало его скорбь.– Прости. Это приказ. Я всего лишь передал его.
      Я кивнула. Так хотелось разрыдаться, колошматить землю кулаками, кричать, выть, убивать от бессильной ярости, но я только кивнула. У меня даже не было слез, чтобы оплакать моего друга – ворлонца, их нет и сейчас, чтобы оплакать друга – землянина.
      Мне не на что надеяться. Мне не дано выбирать. Я слуга. Я на поводке.
      Мы все цепные псы.
      Как я понимаю теперь телепатов!
      -Я не хочу спать,– тихо сказала я, не глядя на Иу.– Лучше потренируюсь. Вот бы полетать сейчас!– вздохнула я, глядя на предрассветный туман. Иу промолчал.
      Тогда я встала и вынула боевой шест.
      Снейп был зол и растерян. Информации, которую он собрал, было ничтожно мало. Он так и не понял, что происходило за воротами замка. Просто стоял и смотрел. Смотрел и слушал. Слушал и внимал. Но не понимал.
      Выпад.
      Джон на «Агамемноне».
      Выпад.
      Перевод на «Вавилон».
      Удар.
      Его смех.
      Подсечка.
      Его улыбка.
      Я дралась с невидимым врагом, вкладывая всю душу в удары.
      Память – сложная штука. Иногда она играет такие шутки, что в пору сойти с ума. Я ревновала Джона к Деленн? Ни секунды. Я любила его? Да. Но не как человека, не как мужчину. Как друга. Больше чем друга, меньше, чем мужчину. Как ребенка, которым, согласно моему возрасту, он мне являлся.
      Удивительное дело – мое тело было почти идеально приспособлено к человеческому самцу. Земляне были мне почти идеальными партнерами в сексе. Даже нарны уступали им. Многократно я думала, что мой дом – Земля, но всегда отметала эту мысль, как чумную.
      Я и землянин – безумная пара. Но чем же лучше минбарка и землянин?
      Я выплескивала свою злобу, боль и усталость на отточенные движения шестом. Миллионы лет мастерства превратили меня в величайшего мастера владения боевым шестом. И хотя мой шест не был просто палкой, как у минбарцев, представляя из себя дикую смесь из плазменного оружия, шеста и кучи всего остального, я пользовалась только двумя его функциями. Совершенный ППГ и шест. Не настолько моя жизнь и ценна, если я прячусь за высокие технологии. Я самая обычная… обычное живое существо. И мне не надо больше, чем остальным.
      Я бы с радостью подарила трансф любому минбарцу, но вот только он ни в одних руках не раскроется. Он только для меня. За столько времени он стал частью меня. Как Иу. Он не потеряется, он не сломается. Он верный страж, мой помощник, мой слуга.
      Все мы чьи-то слуги.
      Снейп смотрел на женщину, на ее движения и не мог не поражаться ее мастерству. Длинная палка в ее руке казалось жила своей жизнью. Мастерство, с которым женщина дралась с кем-то видимым только ей, не могло не изумлять и восхищать. Отточенные движения, выпады, кувырки через голову – она была мастером.
      Только что он слышал, как она выражала непокорность «призраку», а теперь сама диктовала условия оружию в ее руках. И это было… красиво?
      Снейп поймал себя на мысли, что любуется ею. Это было неправильно, дико и отвратительно самой его сути, но он ничего не мог поделать с собой. Просто стоял и смотрел.
      -А ты знаешь, что за нами следил человек?– Иу подошел ко мне, поправляя мои удары, если ему казалось, что моя рука дрожит.
      -Знаю.– Выпад.– И долго.– Выпад. Тренировки никогда не были для меня утомительными. Казалось, усталость улетучивается, боясь энергии. Но всему есть предел. И моим способностям тоже. –Я восстановил связь, можешь идти в школу. Отдохни хоть немного,– Иу жестом остановил меня. Я повиновалась. Вот он, бич.
      -Я не устала,– я сложила шест и приладила его к руке.– Если не возражаешь, я немного помедитирую. Нужно расслабиться, привести мысли в порядок.
      Иу не возражал. На все, что касалось только меня, он не имел влияния. Скорее только радовался за меня.
      Я села на мокрую траву и несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула холодный воздух.
      Я знала, что человек, наблюдавший за мной, устал и замерз, но его проблемы – это его проблемы. И меня они касаются мало, если только Иу не решит, что пора вмешаться.
      Снейп замерз. Он не понимал, как можно после боя вот так садиться на мокрую траву, и сидеть, не шелохнувшись.
      Медитация. Странное слово. Знакомое и все равно странное. Чужое.
      Еще одна бессонная ночь, минимум информации о странной женщине, мокрая холодная мантия и злость на весь мир – нормальное состояние профессора зельеварения.
      Снейп размял затекшие мышцы и неспеша пошел в замок. На сегодня с него хватит.

    Далее (Глава 3)


Автор: Сью. Размещено с разрешения автора.

Все материалы, расположенные на этом сайте, являются интеллектуальной собственностью (c) Владимира Львова, если иное специально не оговорено.









Russian Babylon 5 Site
 
Created by Babylon 5 team. All rights reserved. © 1997-2010