Первый российский сайт сериала «Вавилон 5»
Зеленые страницы
Z'Ha'Dum
Лавка Дрази-спекулянта
· Начало / На сайте · Авторы / Контакт · Вселенная В5 · Вселенная JMS · Эпизоды недели·
· Мероприятия / Конвенты · Cайты B5 · Фанфик · Опросы симпатий · Викторина · Чат · Форум · Гостевая книга ·
Здесь был Лондо

Слушай музыку, а не песню

    Вселенная Вавилона-5 и мир Гарри Поттера, что общего? В этом романе, автор связал эти два мира, на первый взгляд между ними нет ничего общего, но оно нашлось.


    Назначение - Земля

    Глава 3

      Иу, как и говорил, полностью наладил связь. Теперь можно было не бояться за сканирование разума. Голова не болела, и я полностью была счастлива. Где-то до завтрака.
      Во-первых, я не знала, принесет ли мне гх… эльф завтрак или мне самой придется о себе позаботиться. Последнее меня волновало мало. В конце концов, я достаточно повидала мир, чтобы выживать почти в любых условиях. Недостаток пищи и воды я воспринимала стоически. Конечно, приятного в голодовке мало, но я уже привыкла.
      Вернувшись с полянки, где я медитировала последние два часа, я приняла душ, в очередной раз благословив Землю за воду.
      В этом странном мире все было устроено как-то необычно. Вроде и ванная обычная, какую я видела в хрониках на станции, но вот способ подачи воды мне был интересен. Никаких труб, кабелей и прочего я не обнаружила. Пожав плечами, я решила, что у магов свои секреты и мне они не интересны.
      Одежда рейнджера, в которой я прилетела на Землю лежала на кровати, свеженькая, выстиранная и душисто пахнувшая. Уж не помню, когда от меня пахло земляникой… такой запах нравился Синклеру, а Джонни любил запах апельсиновых цветов. Достать духи было проблематично, да и с моей работой не часто приходилось ими пользоваться. Так что я просто предпочитала запах чистоты и свежести всем духам Вселенной.
      Одевшись в привычную одежду и накинув плащ, я вышла из комнаты.
      Почти сразу же меня оглушил шум голосов. Насколько я поняла, ученики толпой неслись на завтрак. Я понятия не имела, сколько времени сейчас и куда мне надо идти. Иу молчал, а между тем желудок настойчиво требовал пищи.
      -Прошу прощения, скажите, где тут столовая или пищеблок?– обратилась я к юной землянке, первой попавшейся мне на глаза.
      Девочка остановилась, внимательно оглядела меня с головы до ног, наморщила нос и изрекла:
      -М-м-м… Вы наш новый учитель?
      -Нет. Я новый ученик,– покачала головой я, разглядывая красно-желтый галстук девочки.
      -Уче…– она запнулась на мгновение, но быстро справилась с собой и продолжила,– ученик? А где ты… Вы будете учиться? Тебя… Вас уже определили на факультет?
      Я понимала, что не только моя одежда вызывала в девочке такую реакцию, но и весь мой вид. Мне не раз говорили, что по мне сложно определить мой возраст, но ясно было только то, что здесь я смотрелась очень старой. Это дети, а я… даже не знаю, сколько мне лет.
      -Если не против, можем перейти на «ты»,– улыбнулась я. Девочка вздрогнула. Н-да, моя улыбка и правда не всегда так дружелюбна. – Я не понимаю, о чем ты говоришь. Возможно, что Альбус меня определит как раз на завтраке.– Последнее я сказала самой себе, но девочка округлила глаза.
      -А… Альбус? Ты… Вы называете директора по имени?– с благоговейным трепетом произнесла девочка.
      -Ну, не по фамилии же мне его называть. Впрочем… – я не договорила, что впрочем, так как девочка просто развернулась на каблуках и пошла от меня прочь.
      Невежливо, заметила я, хотя, принимая во внимание ее реакцию, я другого и не ожидала. Она меня испугалась. Зря.
      Через несколько шагов девочка остановилась, встретив вихрастого мальчишку, смутно показавшегося мне знакомым (с чего бы только?) и еще одного парня, рыжего, долговязого и веснушчатого.
      Девочка быстро говорила, оглядываясь на меня, а парни сверлили меня глазами.
      Пожав плечами, я прошла мимо них.
      -Простите, не подскажете, где здесь пищеблок?– обратилась я к мальчику лет десяти, который стоял в группе таких же, как он, малышей и что-то жевал.
      -Там, – парнишка махнул рукой и сосредоточенно продолжил жевать. Так, значит там. Я пошла по указанному маршруту, ворча, что было бы неплохо хоть указатели повесить.
      За спиной у меня раздавался шепоток. Очевидно, обсуждали меня, мою речь и все мои косточки.
      -Я смотрел по телевизору…– услышала я отчетливый шепот одного паренька,– так там как раз вот так и говорили. Пищеблок. В этом есть что-то космическое.
      Я невольно фыркнула. Космическое. Скажут тоже!
      «Там» оказалось громадным залом, полным народу. Четыре длинных стола, мальчики, девочки, блестящая посуда, пятый стол, расположенный параллельно четырем остальным и главное – еда! Там сидел Альбус и еще кто-то. Очевидно из преподавателей.
      Туда я и пошла. Пусть голод давал о себе знать, но я обязана соблюсти ритуал.
      Звуки в зале моментально смолкли. Все глаза были прикованы ко мне.
      Я дошла до стола Альбуса и, как подобает рейнджеру, вошедшему в Школу, встала навытяжку и доложила о своем прибытии.
      -Приветствую, учитель! Хранитель Восемь прибыла на обучение.
      Альбус улыбнулся так широко, что мне показалось, что не улыбаться это человек просто не может.
      -Доброе утро… э-э-э… Хранитель Восемь! Прошу Вас, присаживайтесь,– он указал на длинный стол, где я увидела только подошедшую уже немного знакомую девочку. Она и ее спутники как раз садились на скамьи и накладывали из тарелок себе завтрак.
      Я коротко кивнула Альбусу, кляня Иу на чем свет стоит, и прошла к столу.
      Я увидела, что тарелки и столовые приборы были сделаны из блестящего желтого металла. Очевидно, золото, подумала я, и пододвинула поближе к себе тарелку с чем-то соблазнительно пахнувшим.
      Ученики смотрели на меня так, как будто ждали, что я начну есть, по меньшей мере, руками и при этом чавкая.
      Даже не обратив на них внимания, я отложила на свободную тарелку немного яичницы (ох, видели бы меня сейчас земляне на Вавилоне!) и принялась орудовать вилкой и ножом.
      Все имеет обыкновение становиться привычным. И мое появление так же ненадолго заставило учеников отвлечься от своих дел. Минут через пять после моего появления, в зале снова стало шумно. Только теперь обсуждали меня.
      Меня не заботило то, что Альбус не говорил ни слова ни мне, ни ученикам, ни, вероятно, преподавателям.
      Моя миссия – обучение и остальное пусть заботит других.
      А я хочу пить!
      Нечто оранжевое в кувшинах не вызывало у меня доверия. Соки хороши для детей, а мне бы чего покрепче. Я, конечно, не Лондо, чтобы напиваться с утра, но стопка доброго старого бревари сейчас бы не помешала.
      Но на столе был только сок. Его мне и пришлось пить.
      Насытившись, я встала, машинально отметив загадочное исчезновение моей посуды и приборов, и пошла к столу Альбуса.
      -Хранитель Восемь готова к выполнению задания,– доложила я, вставая навытяжку перед ним.
      Моими учителями в свое время были и минбарцы, и центавриане, и паллиоты в какой-то степени и куча различных представителей цивилизаций во всей мне вверенной территории, так что приходилось подчиняться. Что, однако, не мешало мне потом их убивать, если шел такой приказ.
      Ворлон тоже так же внес свою лепту в мое обучение. Но это не означало, что я разделяю их политику. Учеба – это учеба. А война – войной. И я не мешала одно с другим.
      -Что ж,– Альбус встал из-за стола и подошел ко мне,– прошу Вас следовать за мной.
      Я развернулась на каблуках, отметив взгляд черных глаз уже знакомого мне профессора Снейпа, и последовала за директором.
      Шепоток в зале несколько смолк, но когда мы вдвоем выходили, снова усилился.
      -Видите ли, Хранитель Восемь,– Альбус остановился и повернулся ко мне. – У нас есть своего рода традиция. Вас нужно определить на факультет. Этим займется Шляпа.
      Шляпа? Какая еще шляпа? Я мало понимала, но слушала внимательно. Прошло время шуток и улыбок. Я на задании.
      Он еще раз оглядел меня с головы до ног и жестом пригласил следовать за ним.
      Мы шли недолго. Перед каменным истуканом мы остановились.
      -Шоколадная лягушка,– сказал Альбус, обращаясь, по-видимому, к каменному чудовищу. Оно ожило и отпрыгнуло в сторону, обнаруживая лестницу, ведущую наверх.
      Пароль – странный. Камень – живой.
      Я уже не думала – пусть будет, как будет. Магам этим виднее.
      Мы поднялись по лестнице в просторный кабинет. Я уже была здесь. Вот и птичка эта странная на меня глазом косит.
      -Присаживайтесь,– Альбус указал мне на кресло перед его рабочим столом, а сам пошел куда-то вглубь комнаты.
      Я села, посматривая краем глаза за стариком. Он учитель, но все же…
      -Вот!– Альбус вышел из угла комнаты, неся в руке довольно большую, старую и грязную шляпу. И вот это убожество он водрузил на мою голову.
      Секунду ничего не происходило.
      -Хм-м-м…– раздался голос. – Никогда такого не встречала…
      -Доступ закрыт!– немедленно отозвался Иу в сознании.
      Я сорвала шляпу и бросила ее на пол. Миг отделял меня от того, чтобы я раскрыла трансф и превратили этот кусок материи в пыль.
      -Нет!– Альбус кинулся к шляпе, будто это была величайшая ценность, и бережно поднял ее. – Моя вина, я должен был предупредить Вас… Это Волшебная Шляпа. Она определяет новых учеников на факультеты. Она не причинит Вам вреда.
      -Доступ к моему разуму…– начала я, но Альбус меня перебил. –Нет-нет, она не имеет доступ к разуму. Она только смотрит вглубь Вашей сути. Кто Вы, на что Вы способны. Кто ты? Первый вопрос Трех Китов Истины, выбранный ворлонцами, как единственно правильный. Чего ты хочешь? Это вопрос Теней. Зачем ты здесь? Это Лориена. Банально. –Я могу и без шляп сказать кто я, что я и зачем я,– ответила я, настороженно глядя, как Альбус поглаживает ткань шляпы.
      -Дело не в этом… впрочем…– Альбус положил шляпу на стол и обратился к ней.– Что ты можешь сказать?
      -Многое скрыто,– ответила шляпа.– Я коснулась того, что сильнее меня, старше и могущественнее даже моих создателей, но и слабее их. Она та, что была, та, что есть, и та, что будет. Не мне решать ее судьбу.
      Альбус был озадачен. Он понимал, что шляпа отказалась от того, что она выполняла уже тысячу лет, и это пугало и одновременно восхищало его.
      -М-м-м… что ж, у меня нет иного выбора,– прошептал Альбус, задумчиво глядя на замолчавшую шляпу.– Вы первая, кто не будет причислен ни к одному факультету. Думаю, будет разумно, если Вы выберете те предметы, где волшебство не потребуется. Зельеварение, прорицание, астрономия, нумерология, к примеру.
      -Как скажете,– я снова стала учеником.
      -Вам понадобятся учебники,– он с сомнением взглянул на меня, словно решая что-то.– Я не смогу пойти с Вами на Диагон Аллею, но вот Северус… он сегодня свободен. У Вас есть деньги?
      -Галеоны, сикли и кнаты,– шепнул Иу. –Нет. Я ничего не ношу с собой. Это не… не разумно,– ответила я, одновременно обдумывая названия денежных единиц магов. –Что ж, ввиду сложившихся обстоятельств будет уместно, если Вы будете обучаться на средства, выделенные фондом школы. М-да… мне так паршиво давно не было. Обдирать учеников мне еще не приходилось. Обычно деньги мне были без надобности. Даже на Вавилоне я жила без них, отрабатывая все работой по обороне станции и знаниями. Информация тоже стоит дорого. Иногда я кое-то упоминала о будущем, только то, что позволял Иу, но этого было достаточно, чтобы меня содержали минимум год. Северус, этот игравший в шпиона мрачный тип, в качестве провожатого мне не нравился, но меня никто не спрашивал. Я поступила на ученья и моим мнением никто интересоваться не будет. Я просто выполняю приказы и распоряжения начальства, и большего от меня никто не потребует. –Как скажете, Альбус,– ответила я, снова садясь на краешек кресла. –А-а-а, Северус!– лицо мужчины, вошедшего в кабинет, не выражало ничего. Пустота, маска. Но я видела, что он скорее с удовольствием бы придушил меня, чем составил мне компанию.
      -Директор,– Снейп стал, как истукан, на меня даже не взглянув. –Тут… м-м-м… заминка вышла с распределением,– Альбус бережно погладил шляпу по верхушке.– В общем, Хранитель Восемь будет учеником, не причисленным ни к одному факультету, ввиду того, что она сама по себе довольно необычна. Лицо Снейпа ничего не выразило. Будто ему вообще решительно на все наплевать. –Я решил, что Хра…
      -Называйте меня просто Ученик, – тихо сказала я, позволив себе дерзость.– Мое настоящее имя – Ученик. Хранителем меня называют другие.
      -Хорошо, Ученик,– Альбус ни мало не смутился. – Северус, проводи, пожалуйста, Учениц… Ученика на Диагон Аллею, купите все необходимое для занятий. Вот список,– директор протянул мне список необходимого.
      Странная бумага. Шершавая. Не белая, а какая-то желтоватая. Будто старая.
      -Это пергамент,– пояснил Альбус, видя мое удивление.
      Я только кивнула. Пусть хоть папирус, мне безразлично.
      -Но мне не нужна бум… пергамент. Я все запоминаю. Если не я, то Иу,– я пожала плечами.
      -А-а, Ваш друг – привидение,– Альбус покивал головой. – Ну, как угодно. Что ж, тогда купите все остальное. Учебники, мантии, впрочем, мантии…– он оглядел меня,– быть может, Вам удобно в этой одежде?
      -Удобно, но если таковы правила, я им подчиняюсь,– мотнула головой я. –Ага. Ну, тогда в добрый путь,– Альбус поманил пальцем коллегу.– Выйдите через Хогсмит, Северус. А там аппарируйте в Лондон.
      -Вы готовы?– поинтересовался Снейп у меня.
      Я кивнула. Приходилось признавать его главенство теперь в любой ситуации, несмотря на мой опыт, знания и даже возраст.
      -Что мне делать?– спросила я.
      -Я покажу,– Снейп подошел к громадному камину и, вынув из горшочка на верхней полке нечто, похожее на золу, швырнул порошок в камин. Пламя стало зеленым и угрожающе загудело. – Запоминайте: громко и четко произнесите пункт назначения и…– он вошел в огонь и четко произнес:– «Сладкое королевство».
      Пламя взметнулось выше и он, бешено вращаясь в огне, исчез.
      Я ужаснулась. Если это их способ перемещения, он мне неприятен заранее.
      -Смелее,– улыбнулся Альбус, видя мою нерешительность. Никто еще не осмеливался издеваться надо мной! Никто никогда не сомневался во мне! Это было…
      Я запустила руку в горшок с порошком, швырнула нечто серое, очень напоминавшее порох, в огонь, ставший к тому времени совершенно обычным, подождала, пока пламя станет зеленым, и вошла в него.
      Странное ощущение. Было как-то прохладно.
      -«Сладкое королевство»,– произнесла я, и мир вокруг меня бешено начал вращаться. Клянусь, не будь я натренирована в полетах, меня бы наизнанку вывернуло.
      Выпала я из камина в другом месте. Я не понимала, что произошло, и даже не хотела понимать.
      Отряхиваясь от пепла, чихая и кашляя, я стала оглядываться, ища глазами учителя.
      -Вы долго,– как отрезал он, глядя на меня сверху вниз. Клянусь, если бы он не был моим учителем, придушила бы мгновенно.– Ну, долго Вы собираетесь пялить глаза? Вы не на экскурсии.
      -Так точно, учитель,– отреагировала я, подавляя желание стукнуть его, чем потяжелее.
      -Нам еще далеко до места назначения. Пошевеливайтесь!
      Он вышел из магазина, насколько я могла судить об этом месте, и обернулся ко мне, последовавшей за ним.
      -Подойдите и крепко обнимите меня,– жестко сказал он. Я даже не стала удивляться. Маги и без того ненормальные. Ну, хочет человек пообниматься – доставлю ему удовольствие. Снейп не реагировал на мои «объятия» до тех пор, пока его кости не затрещали под моей хваткой.
      -Я сказал обнять, а не раздавить,– прошипел он.
      -Вы не уточнили, учитель, степень объятий,– мстительно ответила я, но хватку ослабила. Приказ не убивать я выполняла.
      Он прошептал какое-то тарабарское слово, и мир снова завертелся.
      Уроки по полетам меня закалили довольно хорошо, но верчение туда-сюда мне не надоедало только в полете, а тут меня стало слегка подташнивать.
      -Слабый вестибулярный аппарат,– Снейп отцепил меня от себя и с презрением смотрел мне в лицо.
      -Никак нет, учитель,– ответила я, приходя в себя. – Я достаточно…
      -Достаточно болтовни!– оборвал меня профессор. – За мной! Вот влипла! Да-а, со мной обращались и хуже, но вот так, как с собакой – это было впервые.
      Меня либо убивали, либо убивала я, но никто не позволял себе издевок. Даже учителя – пракки, злобные твари, учившие меня как раз-то полетам в космосе.
      На удивление мягко обращались они ко мне, предпочитая словам дело. Если я чего-то не понимала, меня убивали. Сбивали так, что Иу потом меня по ионам собирал, но училась я быстро.
      Земляне нравились мне меньше, чем я думала о них.
      -Шевелитесь!– Снейп, похоже, наслаждался властью. Трудно было судить, мстил ли он мне за нанесенные обиды или делал это принципиально из-за своего характера.
      Я шевелилась.
      Мы шли по Лондону.
      Вообще, я не понимала, неужели нельзя было переместиться сразу в место назначения? Видимо, у них все по-другому. Не все может магия.
      -Внимание! Фиксирую попытку несанкционированного сканирования!– Иу ожил в моем разуме.
      Я резко обернулась, сфокусировав взгляд на худеньком мальчишке лет восьми, что буравил меня тяжелым взглядом.
      -Ах ты, сукин сын!– прошипела я, активировав трансф в шест. Миг, и я прыжком подлетела к парню, наставив на него оружие.
      -Проклятый телепат. Только пискни, и я размозжу твою башку,– прорычала я.
      Парень перепугался. Сразу же завопила его мамаша.
      -Кевин! Куда ты убежал, негодный мальчишка?! – женщина лет тридцати пяти рысью приближалась ко мне.– Боже мой! Что Вы делаете с моим сыном???!!!– заорала она, увидев шест у его горла.
      Я отпустила парня. Клянусь, будь моя воля, быть бы ему в могиле секундой позже. И пусть меня потом Иу под суд отдает за неповиновение.
      -Кевин! Ты в порядке? – женщина осматривала сына, который чуть не плакал от ужаса.
      -Что Вы вытворяете?!– зло поинтересовался Снейп, вырастая у меня на пути.– Какого гоблина Вы творите?!
      -Гоблина?– прорычала я.– Вы не знаете кто такие гоблины, сэр! –Прекратите немедленно!– рявкнул Снейп, хватая меня за руку и волоком таща за собой. –…Кевин Адам Декстер, и чтобы я больше тебя не искала!– голос женщины донесся до меня, почти парализовав меня.
      -Декстер,– мертво прошептала я.– Иу, это предок Бестера.
      Иу появился прямо передо мной. Как он был зол!
      Не обращая внимания на людей, материализовавшийся наставник принялся честить меня на всех языках. Я получила нагоняй за неподчинение учителю, за попытку убийства ребенка, за нападение на телепата, за Содом и Гоморру, за взрыв в Хиросиме и за все вместе и на сто лет вперед.
      -Бестер,– взвыла я.– Иу, я могла бы разом решить проблему тэпов в будущем! Нет Декстера, нет Бестера. Нет Пси-Корпуса! Создатель…
      -Отказ,– лицо Иу горело от ярости.– Обучение! Ты слышишь меня? Только обучение! Никакого применения оружию в целях убийства. Только самооборона. Только ранить. НЕ УБИВАТЬ!!!
      -Так точно,– убито, растоптанно, парализовано прошептала я, не обращая внимания на белого, как мел, Снейпа.
      Иу исчез, а я сползла на асфальт.
      -Великий Создатель, почему нельзя убить этого ублюдка здесь? Скольких жертв можно было бы избежать!
      -Время не терпит пустоты,– Снейп опустился передо мной на корточки. От него я никак не ожидала поддержки. Такой холодный, такой надменный, где-то в душе он умел сострадать и понимать. И он не удивился появлению Иу. Он поднялся и подал мне руку. –Нам пора.
      Я поднялась.
      -Спасибо, учитель. Я не должна была… –Я понимаю Вас. Я многого не знаю о Вас, но я понимаю. Стараюсь понять.
      Услышать от него такое было подобно лицезрению стриптиза Лондо.
      Он молча дотронулся до моего плеча и жестом пригласил продолжить путь.
      Место было странное – «Дырявый котел». Мы прошли мимо любопытствующих людей, ни один из которых не осмелился на смешок или улыбку. Я была не готова к новым приключениям и шла с такой свирепой миной на лице, что люди, имеющие неосторожность попасться мне на пути, пугались до полусмерти.
      Подобным образом я когда-то выбралась из плена на Ирии 454. Все, кто видели в тот момент мое лицо, каменели от страха, ибо я шла, убивая все, что шевелилось на моем пути.
      Здесь я не могла убивать. Могла лишь защищаться от нападения. Но свирепое выражение лица, мрачный взгляд делал свое дело.
      Мы вышли к темному помещению в самом конце бара.
      Снейп достал палку и коснулся ею камней на стене. Пара минут, пока камни расходились в стороны, обнажая проход, и мы уже на залитой солнцем улице.
      -Диагон Аллея, – коротко сказал Снейп.– Нам туда. «Туда» было белым каменным зданием в самом конце улицы.
      Я равнодушно прошла мимо вывески некоего Олливандера что, по словам Снейпа, занимался производством волшебных палочек, отвернулась от витрины, где собрались юные земляне, возбужденно говорившие о новой метле суперкласса, едва взглянула на магазин волшебных животных.
      Земля тяготила меня, как тяготила любая планета, где я останавливалась так надолго. Мой мир был в космосе.
      Хотя если убрать условности, планеты тоже летят в космосе.
      Перед дверью стояло нечто, смахивающее на ригелианина, только меньше и безобразнее.
      -Гоблин,– отрывисто сказал Снейп. Проходя внутрь здания. Гоблин. Один из слуг Теней. У меня потемнело в глазах. Трансф услужливо отреагировал на мой гнев, готовясь к активации.
      -Что опять?– Снейп появился в дверях. –Ничего,– процедила я сквозь зубы, глядя на гоблина. Я прошипела очень неприличное ругательство на языке гоблинов, но гоблин никак на это не отреагировал.
      Видимо магические гоблины были непричастны к деяниям своих немагических собратьев и языка гоблинов – слуг Теней не знали.
      Холл меня не впечатлил. Я уже достаточно повидала в любом мире, чтобы что-то еще было способно меня действительно удивить. Снейп уже договаривался с очередным гоблином. –Сюда, пожалуйста,– послышался скрипучий голос гоблина – проводника. Тележка, эффект падения, повороты, рельсы, рельсы, рельсы, взлеты – это хоть как-то возвращало меня к полетам в космосе. Тележка остановилась у массивной двери. Мы вышли на узкую площадку.
      -Ключ, пожалуйста, – снова проскрипел гоблин. Я не смотрела на таинство открытия замка. Меня интересовала пропасть передо мной.
      Сразу вспомнился сон. Голос Коша, падение Джона. Почему я так часто провожу аналогии?
      -Не боитесь? – голос Снейпа не потревожил меня. Не знаю, может, он рассчитывал испугать меня?
      -Нет, учитель,– вздохнула я.– Я ничего не боюсь. Просто это мне напомнило одно место.
      -Ну да,– трудно было определить, поверил он мне или нет. Не важно.
      -Можем идти наверх?– поинтересовалась я. –Прошу садиться, – снова позвал гоблин.
      Мы сели в тележку и снова чувство полета захватило меня. Что ни говори, мне не дано испытать ностальгию по дому, но ностальгия по полетам мне присуща.
      Когда мы вышли из здания, учитель был бледен.
      -Ненавижу тележки,– прошептал он.
      Я пожала плечами. Не мое дело, что боятся люди. В их веке было бы глупо бояться полетов. Скоро им предстоит контакт с Центавром, а там и до проектов Вавилон недалеко.
      -Теперь за покупками,– немного придя в себя, скомандовал Снейп.
      Мне было безразлично. Покупки, так покупки. Идти, так идти. Лететь, так лететь.
      -Метлу Вы получите из школьных запасов,– вдруг сказал Снейп, поглядев на витрину, к которой буквально прилипли мальчишки и девчонки всех возрастов.
      -Я не летаю… на метле,– со смешком сказала я.– Простите, учитель, но я больше специалист по тяжелой технике. По истребителям, крейсерам.
      -Как знаете,– странно, что он не стал настаивать. Он вел меня по узкой улочке, вдоль витрин, мимо выставленных на обозрение сов, летучих мышей, каких-то непонятных созданий. Мне было неспокойно. Да и как я могла быть заинтересованной, когда из-за сбоя в программе Иу, я узнала о грядущем раньше, чем должна была? –Вам нужна мантия,– Снейп оглядел мою одежду и поморщился. – Это… это неприемлемо для ученицы. Вы сильно отличаетесь от обычных учеников, но это не означает, что Вы должны выделяться на их фоне. Достаточно того, что Вы уже выделились. Мне было безразлично, менять ли одежду или остаться в привычном одеянии рейнджера. Когда я пришла в Йедор на Минбаре, я была одета, как того хотели ворлонцы. Тоже мало приятного было. Я вошла вслед за учителем в просторный магазин «Мантии от мадам Малкин». –О, профессор Снейп! – миловидная дама выпорхнула из-за ширмы и стала крутиться вокруг моего наставника. – Добрый день! Вы пришли обновить гардероб? Уже готовы к роскошной изумрудной бархатной мантии? –Добрый день, мадам Малкин! Благодарю, мадам, но я не для себя. Я привел эту… – он на миг задумался,– ученицу. Одеть нужно ее.
      Мадам цепким взглядом оглядела меня и немного побледнела.
      -Никогда еще не видела такой материи, такого кроя и вообще такой одежды,– пробормотала она.
      -Она … м-м-м… издалека к нам,– пояснил Снейп растерявшейся хозяйке магазина.
      Я молчала.
      -Н-ну хорошо,– мадам немного начала заикаться от волнения.– Какой цвет предпочитает мисс…– пауза, чтобы я произнесла свое имя.
      -Мисс предпочитает простой черный,– спас меня Снейп.– И черную же мантию на торжественный случай.
      Мадам проворно подскочила ко мне, измеряя меня своей палкой. Я терпеливо ждала, когда все кончится, и я буду свободна. Раз учитель взял дело в свои руки, мне высовываться вообще не следовало. Мне было неуютно, как на Дне рождения у пакмара.
      Я заметила, что палка уже сама по себе меряет мои объемы, а сама хозяйка магазина давно уже ушла за ширму.
      -Нечасто у меня гости в разгар учебного года,– мадам появилась с ворохом мантий в руках, сияя улыбками. – Померяйте, мисс.
      Мантии, как я потом отмечала, вещь удобная, в ней комфортно, уютно, но она не предназначена для ведения боя. Она широкая и почти полностью скрывает тело. В ней легко запутаться и совершенно невозможно драться. Ни на шесте, ни на ППГ, ни на чем–либо еще.
      Учеба учебой, но самозащиту никто не отменял.
      -Ну? – голос Снейпа был недовольным. От примерки, покупки и прогулки по Аллее он получал столько же «удовольствия», сколько и я.
      Я вышла из примерочной.
      -Приемлемо, учитель,– сказала я. –Замечательно. Переодевайтесь, или можете идти и в этом.
      -Если не возражаете, учитель, я переоденусь. Я скрылась за ширмой, стараясь не смотреть на изумленную Малкин.
      -Она ваша ученица?– голос Малкин был полон удивления и некоей доли ужаса. –Да,– коротко ответил Снейп. По звуку чего-то металлического, я поняла, что он оплачивает покупки. Когда я вышла, он стоял в дверях и нетерпеливо переминался.
      -Готовы? Пошли, – это мне. – Доброго дня!– это уже не мне, а Малкин.
      Я не сочла необходимым прощаться с хозяйкой, как не сочла нужным с нею здороваться.
      -Терпеть не могу примерки, – проворчал Снейп. Я фыркнула. А кто же их любит?
      -Что теперь, учитель?– поинтересовалась я.
      Снейп вдруг резко остановился и развернулся ко мне.
      -Послушайте, – тихо произнес он,– Вы так обращаетесь ко мне… это не принято. Обращайтесь ко мне «сэр» или «профессор». «Профессор Снейп», наконец. Почему именно «учитель»?
      -Традиция, учитель, – ответила я. – Мне положено называть так всех тех, кто берется меня чему-либо учить. Я не в праве что-то менять даже по настоянию самого учителя. Это приказ свыше, если угодно. Вас это тревожит, учитель?
      -Нет, просто это так необычно,– Снейп пожал плечами.– А если я прикажу Вам прыгать с обрыва, Вы прыгнете?– усмехнулся он.
      -Вы путаете рабство с учебой, учитель. Если это потребуется мне для учебы, прыгну, но я всегда могу принять иное решение. Задача учителя – учить, давать новые знания. Задача ученика – впитывать информацию, анализировать и принимать решения. Я не повинуюсь приказам, противоречащим моему заданию. Я Ученик Истины. Знания не даются легко, это я усвоила еще будучи совсем юным Учеником. Моя цель – знания. Вы мне их дадите. Все просто. Не обольщайтесь, учитель, если мне придет приказ убить Вас, я с легкостью это сделаю.
      -Даже так!– Снейп был возмущен. – А что учителя получают от Вас взамен? Вы вот так сваливаетесь с небес, Альбус берет Вас под опеку, потом это распоряжение о Вашем обучении,– Снейп выглядел удивленным и разозленным одновременно.
      -Я прихожу в мир с определенной целью, и всегда находится тот, кто возьмет меня под опеку. Если моя цель – война, это будет военачальник, если обучение – учитель,– я на миг вспомнила Джона. Как он принял меня. Вспомнила войну с Минбаром. Он тогда не доверял мне, боялся и отталкивал меня, но он понял, что моя цель – война. Он понял, принял, поверил. Он стал Старкиллером, Звездоубийцей, легендой среди минбарцев и землян. Никто так и не узнал, что идею уничтожения «Черной звезды» предложила я. Мне не нужна слава, я выше этого.
      Снейп замолчал, в раздумьях.
      Я понимала, что принять меня – это самое малое, что он сделал. Осталось довериться мне. Такой человек, как Снейп, не мог бы доверять кому-то вот так, если бы только не был абсолютно уверен в том человеке. Я понимала, что пока он доверяет только одному человеку – директору Альбусу Дамблдору. Иу не передал мне информации, что связывало этих людей и что их ждет в будущем. Пока я была спокойна.
      Я отошла от Снейпа к ближайшей витрине и принялась разглядывать массивные телескопы.
      Забавно. Я, видевшая миллиарды звезд вблизи, не могла оторваться от примитивного устройства, позволявшего смотреть на них.
      -Всего двадцать галеонов, – продавец вышел ко мне и улыбнулся. – Новинка. У Вас прекрасный вкус.
      -Мне это ни к чему, спасибо, – ответила я грустно. Не говорить же каждому, что я не только видела звезды Вселенной, но и присутствовала при их рождении!
      -Вижу, Вы заинтересованы телескопами,– Снейп почти бесшумно подошел ко мне. –Увы, учитель, не мне смотреть в окуляр. Я видела звезды ближе, чем на то способен самый мощный телескоп Земли. –Ну, конечно, – было не понятно, то ли он не поверил мне, то ли обиделся, то ли еще что-то.– Требуется ли Вам животное? Кошка, жаба или сова? –Мне опасно иметь любимца, учитель, – грустно сказала я, не глядя на копошившихся в клетках мышей в соседнем магазине.– Мне некому писать письма, мне не зачем гладить чью-то шерстку, чтобы успокоиться. Я не могу привязаться к живому существу. Оно смертно, оно умрет, а боль останется. Терять всегда больно. Я слишком часто говорила себе, что никогда не влюблюсь, но влюблялась. Говорила, что не привяжусь к кому-то сильно, но привязывалась. Каждый раз со смертью друга или любимого я теряла частицу своей души. Может, потому я так хорошо понимаю Бестера, оставлявшего частицу души с проводами каждого человека к грани жизни и смерти. Я должна быть одна. Не любить, не жалеть, не чувствовать. Тогда я постигну высшую мудрость. Тогда я растворюсь в Познании. Но мне этого не дано. Пока я могу любить и верить, я несовершенна. Я так и не постигну Истину, Учеником которой являюсь. –Как знаете, тогда идем в…
      Когда покупки были сделаны, и мы вернулись в школу Хогвартс, я вымоталась не хуже, чем на учениях истребителей на станции. Покупки были уменьшены очередным латинским словом и уложены в карман Снейпа. Я не стала задаваться вопросом принципа действия магических слов, позволяющих вот так легко сжать в размере громоздкий котел. Меня интересовал другой вопрос: зачем и почему Альбус тратит на меня деньги школы? Мне не особо нужны нелепые мантии, в которых мне неудобно двигаться в бою, мне ни к чему были принадлежности для урока зельеварения, звездные карты и прочее. Последнее меня интересовало больше всего. Зачем мне, знающей каждую звезду во Вселенной, звездные карты? Снейп говорил мало. Может быть, он тоже недоумевал по поводу причин трат на меня. Новые мантии, новые котлы… я уже успела узнать, что ученики тратятся и на поношенные мантии, старые учебники, так почему мне столько чести? Только из-за того, что я из себя представляю? Но люди так мало обо мне знают, как они могут доверять мне? Зачем бездумно тратить на меня средства? На станции я могла приносить пользу. Это было военное время. На учениях я чаще всего обходилась тем, что позволяло мне заработать деньги на необходимое оборудование, опять же, если это вообще было нужно.
      После того, что было после земляно–минбарской войны, на самом Минбаре меня приняли довольно сносно. Там же и обучали, предоставив мне новое оружие. И хотя я пользовалась только своим трансфом, мне так же выделили денн`бок. Я от него отказалась, как только поняла, что не смогу использовать его так как надо. Кроме того, денн`бок мог понадобиться еще кому-то, было бы несправедливо лишать другого его оружия.
      Снейп молчал, ничего мне не объясняя, а я и не особо лезла с расспросами. Единственное, что он спросил, мое имя. Мое настоящее имя. Я не смогла ответить. Представившись обычным способом.
      -Хранитель Восемь. Ученик Истины.
      Просто потому что я ничего другого сказать все равно бы не смогла. Никто, даже Иу, не знал ни моего имени, ни места моего рождения. Впрочем, Иу может и знал, но молчал.
      -Время обеда, – Снейп шел впереди меня по направлению к кабинету директора.– Вы можете идти в Большой зал, я позже занесу Вам Ваши вещи. Думаю, с завтрашнего утра Вы уже приступите к обучению.
      Он так и не обернулся, слегка ускорив шаг. Я поняла, что мне не следует идти за ним. Мало ли какие у него еще дела.
      Обедать не хотелось. Хотелось в полет.
      Я была оторвана от привычного мне мира с космическими кораблями, техникой, компьютерами, а мне хотелось забраться в истребитель и провести пару-тройку летных часов на свежем вакууме.
      Я вдруг вспомнила метлу в витрине магазина. Убогое приспособление для полета. Неудобное, слишком тонкое, слишком хрупкое, ненадежное, без системы навигации, без двигателя, без плазмы. Как на таком летать? И вообще, зачем оно нужно?
      Я знала по истории Земли, что земляне уже вышли в космос, сделали первые шаги по его освоению, но в этом мире магов, похоже, никто ни о чем не знал. И, что самое печальное, похоже, и знать не хотел.
      Учеников в коридорах не было. Очевидно, все были на занятиях. Чтобы не тратить время зря, я вышла из здания, чтобы потренироваться.
      Сколько раз я сожалела, что в стандартных сутках двадцать четыре часа! Мой организм был приспособлен к пятидесяти четырех часовому бодрствованию, из-за чего меня так часто ругал Джон. Я спала мало, а работала много. Джон переживал, что я переутомляюсь, и грозился не выпускать меня в рейд, если я не буду спать хотя бы шесть часов. А Синклер вообще не разрешал мне выходить в космос, если я не спала хотя бы раз в полтора стандартных дня.
      Воспоминания не давали покоя. Давили, терзали.
      -Добрый день, юная мисс!– привидение в старинном одеянии проплыло рядом со мной, слегка притормозив.– Вы наш новый ученик? – спросило оно, галантно кланяясь.
      -Да.– Вести светскую беседу с призраком не хотелось.
      -Жаль, что Вы не причислены ни к одному факультету. Уверен, Вы попали бы к нам. Я привидение факультета Гриффиндор. Позвольте представиться, сэр Николас, но больше я известен как Почти Безголовый Ник.
      -Очаровательно,– я не выразила ни малейшего восхищения.
      Ник не обиделся.
      -Впервые вижу столь непохожее на ученика создание. Вы несколько… прошу прощения, если Вас это заденет… старше учеников.
      -Именно,– я шла по коридору к выходу и всем видом давала понять, что не хочу беседовать, но призрак не унимался.
      -Директор Дамблдор не сказал Вашего имени, мисс. Только, как я понял, Ваше звание.
      -Это и имя, и звание,– раздраженно ответила я, не глядя на невольного собеседника.
      -Ученик, Хранитель Восемь – это не может быть именем,– все! Мое терпение лопнуло.
      -Может. У меня все может быть,– прорычала я и поспешно вышла из здания на воздух.
      -Странная девушка,– пожал плечами Ник и исчез в ближайшей стене.
      Меня начало раздражать уже все в этом ненормальном мире: привидения, говорящие картины, странные существа, похожие на тех, с которыми я уже имела дело.
      Странный мир странных созданий.
      Я вышла на улицу и глубоко вздохнула.
      -Да, не думал я, что ты настолько нетерпима к магам,– Иу материализовался передо мой. В этом ненормальном мире он чувствовал себя вполне комфортно, не опасаясь за рассудок аборигенов.
      -Я терпима к любой форме жизни и ты это прекрасно знаешь, или Тау 94 была бы разрушена еще до моего контакта с императором К`Шаал. Мерзкое отродье, лживая дрянь, из-за которой меня почти век держали в плену.– Я не особо сердилась. Я умела забывать. Но Иу – не умел, периодически мне напоминая и вороша старые раны.– Это самый чуждый мир из всего мной виденного. Магия, Иу… это антинаучно. Техномаги…
      -Техномаги пользовались технологией таратимудов. Но они использовали уравнения, заклинания… помнишь: семь слов, чтобы пробудить вечную любовь…
      -Но это наука! Это не просто глупые слова и взмахи палками. Это разум, это мысли, это контроль, сосредоточенность! Это НЕ магия, не волшебство.
      Я не понимала этих людей. Махать палкой, выкрикивая слова – это так показушно. Так глупо. А что если отнять палку?
      Если телепату сделать укол наркотика, подавляющего пси-способности, тэп станет обычным человеком. Даже больше того – почти калекой, ибо он не может существовать без частицы себя. А если провести аналогию в мире волшебников и их палками? Получается, что без палки они обычные люди. Держу пари, что они даже не знают об элементарной самозащите.
      -Иу, иногда мне проще общаться с животными, чем с людьми. Они логичнее, у них сплошь инстинкты, а люди… просто я так устала от всего этого… а до конца пути мне так далеко.
      -Это твой путь, Ученик. И ты его пройдешь. Я села на ступеньку и спрятала лицо в ладонях. Иногда жить становится невыносимо. –Привет! Ты, стало быть, новенькая?– чей-то громоподобный голос вырвал меня из раздумий. Я подняла голову и увидела очень высокого человека, бородатого, косматого, но довольно добродушно выглядящего. – А я Хагрид. Я тут лесничий. А чего это ты на ступеньках-то сидишь? Что не на занятиях? Я кисло улыбнулась. –Привет, Хагрид. Вижу, Альбус уже передал информацию обо мне. Почему же он не сказал остального? –О, да. Директор наш – душа человек,– Хагрид стоял передо мной, едва не загораживая солнце, но мне он не внушал чувства опасности. Просто высокий человек. Обычный землянин. И если он обратился ко мне на «ты», мне позволено обратиться к нему так же. Насколько я могла определить, учителем он не являлся.
      -Раз уж ты не занята, может, пойдем ко мне? Покажу тебе единорожку. И соплохвостов покажу. Видала когда-нибудь соплохвоста?
      -Не уверена,– я поднялась на ноги.– Видишь ли, я много чего видела, столько форм жизни, что всего не помню.
      -Ага,– Хагрид поражал меня невозмутимостью. Казалось, он моментально поверил мне. – Пошли, нам туда, к самому лесу.
      Мне была знакома эта дорожка. Вон и край леса, где я имела удовольствие покалечить паука.
      -Вот они, мои хорошие,– заворковал человек, подходя к здоровенным клеткам, в которых копошились какие-то существа. – Только они малость нервные. Ты уж не пугай их.
      Я осторожно заглянула в клетку. Ничего особенного я там не увидела. Нечто подобное вполне сошло бы за Зигги Каан, очаровательного, но тупого существа с Зараш-Нарин.
      Соплохвост покопался и вдруг выстрелил из задницы огнем, отлетев к противоположной стенке клетки. Меня это так же не впечатлило. Наоборот, я в который раз пожалела, что не являюсь ксенобиологом… ну или просто биологом.
      -Понравились мои красавцы? – Хагрид лучился счастьем. Я решила, что если эти существа представляют угрозу для детей, их бы здесь не держали.
      Я пожала плечами.
      -Сложно сказать. Меня этим не удивить.
      -Ну, тогда пошли к единорожке. Как раз родила, моя хорошая. Я вздохнула. Единороги – бред какой. Но если есть соплохвосты, есть и единороги.
      Единорог представлял из себя белую лошадь с витым рогом во лбу. Ничего интересного.
      -Милое создание,– я решила, что биологом мне точно не быть. Лошадь мне не казалась чем-то красивым. Вообще, я научилась видеть красоту там, где ее в принципе не было. А еще, раз уж признаваться во всем, красота была и в войне. Я ненавидела Теней, но каким-то образом принимала их тактику развития юных рас, как правильную. Понимала ворлонцев, но не принимала подчинение, к которому они склоняли юные расы.
      Единорожиха смотрела на меня, а я смотрела на нее, но ее не видела. Я видела Теней, ворлонцев, минбарцев, центавриан и прочих.
      -Ну что? – Хагрид положил руку на шею лошади. – Красавица, правда?
      -Красавица, – мертвым голосом ответила я, отвернувшись от лошади. Я извинилась и торопливо ушла в сторону замка. –Не понравилась лошадка магов?– Иу снова вышел на контакт.
      -Я не в настроении, Иу. Я хочу на станцию, хочу на войну. К чертям весь этот мир, если все решает сила. Может, правы Тени? А что если только они и правы, разрушая мир, создавая хаос? – я вымученно усмехнулась.– Я подумала, они правы, что ворошат муравейник рас. Чем чаще ворошить, тем крепче муравьи отстроят новый мир. Может, они правы? Может, все напрасно?
      -Ты пессимистка и всегда ею была,– усмехнулся Иу. – Правы – не правы, они так молоды, так горячи, они строят свой мир, учится сами, учат других. Мы лишь помогаем, направляем.
      -Я тоже убиваю. Чем я лучше Теней? Иногда я понимаю, что они мне ближе, честнее, – я села прямо на дорожке. Я так устала.
      -Ты Ученик, не зря тебя зовут Хранителем. Ты хранишь знания, хранишь расы, учишь, сражаешься за то, что считаешь правым.
      -Маркабы, Иу. Помнишь таких?– горько ответила я.– Целая раса. Я виновна в их вымирании,– прошептала я.
      -Рано или поздно это сделали бы другие. Ты успела раньше. –Я чудовище в маске добродетели. Вирус, Джа-Дур с ее манией власти. Цивилизация погибла. Икарра. Мертвы все. Таури. Мертвы. Рааш 4. Мертвы. Истина в количестве трупов…– прошептала я, глядя на Иу. Слезы катились по моим щекам, но я их не замечала. – Познание – есть боль.
      -Это правильный путь. Не ты его выбрала. Утешься,– Иу присел около меня, взглянул в глаза.
      -Мне тяжело видеть тебя таким. Я совершу предательство того, кто мне дорог,– еле слышно прошептала я.
      -Хочешь, я изменю облик?– так же тихо сказал Иу. Я покачала головой. Если суждено, я приму участь палача. Отступать мне некуда. Я, не стесняясь, горько оплакивала тех, кого любила.
      -Альбус, я хотел сказать, что купил все, что необходимо. Теперь она полностью готова.
      Снейп торопливо вошел в кабинет директора.
      Дамблдор стоял у окна и смотрел вдаль.
      -Тяжело нести такой груз на столь хрупких плечах,– тихо сказал директор.
      -Простите?– Северус подался вперед.
      -Посмотри, Северус, она сильнее всех нас, мудрее в миллионы раз, она знает то, что мы узнаем, может быть, через тысячу лет, но она так хрупка, так ранима. Взгляни. Я буквально чувствую ее боль. Что-то происходит, Северус. Я не верю в совпадения. Не так просто она пришла в наш мир. Возможно ли, что мы меняемся? Может быть, она меняет нас?
      -Я не понимаю…– ответил Снейп.
      -Взгляни в окно,– Альбус посторонился, пропуская коллегу.– Она одинока. Не просто одинока. Но одинока в толпе. Это страшно. Страшно видеть смерть тех, кого любишь, страшно любить, страшно жить, зная, что все остальные умрут. Она сильный воин, но она женщина. Взгляни на Истину, мой друг и ужаснись.
      Северус молча смотрел на молодую женщину, сидевшую прямо на пыльной дороге, и безутешно рыдающую.

    Далее (Глава 4)


Автор: Сью. Размещено с разрешения автора.

Все материалы, расположенные на этом сайте, являются интеллектуальной собственностью (c) Владимира Львова, если иное специально не оговорено.









Russian Babylon 5 Site
 
Created by Babylon 5 team. All rights reserved. © 1997-2010