Первый российский сайт сериала «Вавилон 5»
Зеленые страницы
Z'Ha'Dum
Лавка Дрази-спекулянта
· Начало / На сайте · Авторы / Контакт · Вселенная В5 · Вселенная JMS · Эпизоды недели·
· Мероприятия / Конвенты · Cайты B5 · Фанфик · Опросы симпатий · Викторина · Чат · Форум · Гостевая книга ·
Здесь был Лондо

Слушай музыку, а не песню

    Вселенная Вавилона-5 и мир Гарри Поттера, что общего? В этом романе, автор связал эти два мира, на первый взгляд между ними нет ничего общего, но оно нашлось.


    Назначение - Земля

    Глава 4

      Единственной землянкой, что была мне другом, товарищем по военным действиям и чем-то еще, стала Сьюзан Иванова. Молодая женщина родом из России, сирота, но такая сильная личность, что мне порой было неловко за свои слабости. Я, прожившая миллиарды лет, могла спасовать перед выбором пути, она – нет. Она знала, что рано или поздно погибнет, но хотела, чтобы гибель ее была ненапрасной, только в бою. Она единственная, с кем я делилась переживаниями, она единственная из телепатов, кого я по-настоящему любила.
      Ее маленький секрет я узнала, едва прилетела на станцию. Поначалу она мне не доверяла. Убежденная пессимистка, волевая «железная леди» командор Иванова не была мне близка по духу. Я сторонилась ее, как чумы. Она тэп, говорила я себе, она мой природный враг, угроза для моего разума. Но через какое-то короткое время я поняла, что она не такая, как остальные тэпы. Мне было с ней комфортно. И я знала, что и она, несмотря на фырканье, уже приняла меня в подруги. И я никогда не обманывала ее, сказав сразу, что знаю кто она.
      Она испугалась, но она мне поверила, как потом доверилась и капитану Шеридану. Эта пара была, пожалуй, единственными моими друзьями из землян. Синклер тоже мне был другом, но он был рожден на Марсе, в земной колонии. Была и Деленн, но она минбарка, с минбарцами у меня сложные отношения. Дружественно-настороженные. Впрочем, как и со всеми.
      Здесь, на Земле, друзей я бы не решилась завести. Во-первых, как предполагалось, мое обучение будет недолгим, во-вторых, магия и я – понятия несовместимые, а в-третьих… в–третьих, люди-маги мне вообще не нравились. Мало того, что они машут палками и бормочут на латыни черте что, так и плюют на все законы физики! А наука – это святое.
      Впрочем, в магии так таковой было и нечто положительное. По крайней мере, не все маги размахивают палками и что-то там бормочут. Некоторые вполне довольствуются едва заметными взмахами и едва слышными словами, а то и вовсе молчанием. Очевидно, как техномаги.
      Вообще, я начала подводить аналогии и параллели с техномагами. Вполне возможно, что некогда отколовшаяся ветвь таратимудов передала свои знания землянам. Нет информации по прошлому магической части Земли, но почему-то мне казалось, что техномаги и маги обычные чем-то связаны.
      Иу молчал, как партизан на допросе.
      Между тем, информация требовалась в огромных количествах.
      К примеру, как здесь можно заработать, где находится банк данных или хотя бы примитивный компьютер, придется ли мне отдавать долг школе и тому подобное.
      В каюту… то есть в комнату к себе я пришла уже затемно, пропустив и обед, и ужин. Просто моталась, как голодный пакмара в поисках пищи, и думала о том, что мне предстоит пережить здесь. В мыслях одна война, в голове план боя, а применить его невозможно.
      Придя в замок, я обнаружила все мои покупки, сложенные аккуратно на и возле кровати. Учитель Снейп приходил, поняла я.
      Разбирать вещи пришлось всю ночь. Нет, не из-за того, что я долго думала, что и как мне завтра взять с собой, но потому, что я дорвалась до книг. Половину ночи я читала одну за одной занимательные книженции и буквально не верила своим глазам. Помимо моих книг, тех, что я купила, на кровати каким-то образом появились и иные. Что-то с трудным названием «Трансфигурация…», что-то по заклинаниям, над которыми я долго и весьма громко смеялась и книга для ознакомления начинающим летунам на помеле «Полеты во сне и наяву». Последнее меня убило наповал. На метле я решительно летать не стану, поняла я, и принялась за чтение «Зельеварения для начинающих».
      Час я изучала учебник от корки до корки, попеременно обращаясь за помощью в толковании к еще одному талмуду про тысячу волшебных грибов и растений. Изучив и талмуд, и учебник, я потянулась к «Астрономии». Лучше бы я этого не делала.
      «Астрономия» мне была как пакмара – рыба. Ни они ее не ели, ни мне сия наука была не нужна. Про звезды и прочее, связанное с космосом я знала все и еще немного.
      Забавно даже, что Альбус настоял на покупке этого издания. Непонятно, на что он рассчитывал, назначая мне этот урок?!
      Остаток ночи я изучала нумерологию, руны, прорицание и историю магии. Последняя вызвала у меня бурный восторг. Чем-то мне все эти гоблины с труднопроизносимыми именами напоминали руваалов с Рувии. Насколько я помню, что-то такое в их истории и было.
      После прочтения «Истории Хогвартса», я решила, что с меня на сегодня хватит информации, что пора размять косточки и принять душ.
      После утреннего туалета, одевшись и набросив на плечи неудобную мантию, я вышла из комнаты.
      Вообще, пребывая в замке без году неделю, я не особо заботилась о безопасности своей временной квартиры. Здесь не было замков, карточек, щелей для ключа или всего прочего. Маги пользовались магией. Дверь моей квартиры была украшена снаружи картиной с каким-то рыцарем. Рыцарь шевелился, говорил – в целом вел себя, как нормальная подобная ему картина в этом заколдованном месте.
      Выйдя из квартиры, я взглянула на рыцаря и, убедившись, что он сладко спит, покачала головой, отправившись на прогулку по замку. До начала рабочего и учебного дня оставалось около трех часов и мне хотелось потратить его с пользой, изучая достопримечательности этого места.
      Побродив по коридорам, разбудив парочку картин и даже поругавшись с некоторыми из них, я отправилась на поиски такого места, чтобы предаться сладким воспоминаниям.
      Где-то через десять минут я набрела на загадочное строение. Поднявшись по ступенькам наверх, я оказалась в птичнике. Будучи цивилизованным созданием и редко имеющим дело с природой, поначалу я удивилась тому, что здесь делают сотни птиц. Приглядевшись, я определила вид пернатых – совы. Множество сов в одном месте. Зачем?
      -Вы тоже не спите?– голос, откуда-то уже знакомый заставил меня напрячься. – Не волнуйтесь, они не причинят Вам вреда.
      -Даже не думала волноваться,– ответила я, разглядев в углу птичника паренька. Взъерошенные темные волосы, очки в какой-то глупой круглой оправе, совершенно не идущей ему, мятая рубашка, джинсы, кроссовки и сова рядышком с ним.– А почему ты не спишь?
      -Не могу,– ответил он тихо. – Мне… мне просто снятся кошмары. –Понимаю,– я подошла поближе, присела около него. – Мне иногда тоже снятся кошмары.
      Сова явно не была в восторге от моей компании. Я тоже не выказывала восторга при виде птицы, но молчала. Очевидно, сова принадлежала парню – он ее гладил и временами что-то тихо говорил ей.
      -А у Вас есть сова?– спросил он вдруг.
      -Нет. Мне птицы не нравятся. То есть не то, чтобы вообще не нравятся, но я не специалист по птицам, зверям и прочим. Я больше специализируюсь по разумным существам. А птицы… уж прости, но они неразумны.
      -Хэдвиг не такая. Она очень умная,– парень погладил птицу по голове. Клянусь, что она получала удовольствие от разговора. Слишком уж умный у нее взгляд для совы.
      -Ты станешь орнитологом?– спросила я, разглядывая невольного собеседника. –Нет, я хочу стать аврором, – гордо ответил парень.– Кстати,– он протянул мне руку,– я Гарри. Гарри Поттер.
      -Ученик Восемь,– представилась я. Его рука дрогнула, но пожала мою.
      -А… а как Вас зовут?– Гарри отпустил мою руку и недоверчиво посмотрел на меня.
      -Те, кто слышали легенды об Учениках Истины, зовут нас Хранителями. А имени в привычном тебе понимании у меня нет. Можешь звать меня Хранитель.
      -Вы храните истину?– парень удивился.
      -Я храню знания и ищу Истину. Недаром я Ее Ученик. Хочешь, я расскажу тебе подробно?– я уже столько раз рассказывала о себе и себе подобных, что сбилась со счета.
      Гарри только кивнул, молча пожирая меня глазами.
      -Когда-то давно, не знаю, когда это было, но девять достойных разумных существ были призваны на служение высшим целям. Никто не знал из нас, почему именно мы выбраны для этой миссии. Возможно, что в тот миг определенные звезды сложились в причудливый знак. Или же планеты образовали замысловатый угол друг к другу. Но дело в том, что нас просто вырвали из привычной нам среды обитания и привели в Великое Ничто.
      Нас было девять. Девять живых существ. Первые три были подобны радужным шарам разного размера. То были сфероиды. Хранитель Один – самый мудрый, самый сильный. Он подобен крохотному шарику не больше спичечной головки. Он пришел первым в Ничто. Хранитель Два – тоже сфероид, но из совершенно другого мира. Он размером с планету Меркурий, если провести аналогию по известным тебе объектам. Хранитель Три – сфероид, неясного происхождения, и тоже из другого мира. Он небольшой. Примерно как футбольный мяч. Хранитель Четыре – белковый представитель. Чем-то похож на… на Земле есть такое насекомое, таракан. Этот похож на таракана. Но Хранитель Четыре не паразит, это мудрый представитель своей расы. Высокий, красивый. Ростом где-то двенадцать футов. Хранитель Пять – тоже белковый, но похож на рептилию. Маленький, чешуйчатый, с крыльями. У вас это называлось бы дракон. Хранитель Шесть – нечто эфемерно-плотное. Сложно объяснить, он мимикрирующий. Изменяется постоянно, так что узнать кто он – почти невозможно. Хранитель Семь – очень похож на человека, но не человек. Вообще, это вирус, только разумный. Хранитель Восемь – это я. Белковая форма жизни, человек. Впрочем, я в этом не уверена, но исследования доказывают обратное. Хранитель Девять – мозг. Просто мозг. Мне некогда было выяснять, к какому виду разумных он относился, но, по всей видимости, к белковым.
      Итак, у нас разное количество глаз, носов, ртов и даже мозга. Мы непохожи друг на друга. Но мы призваны делать одно дело – учиться, постигать, размышлять, оберегать, накапливать и помогать.
      Мы не знаем, сколько нам лет, но всегда говорим, что мы на миг старше Вселенной и на вечность младше Времени.
      Мы стояли в Ничто и в Нигде, но вдруг услышали и увидели, как рождается мир. Мы были акушерами, принявшими новорожденную Вселенную, мы направляли потоки частиц во все ее уголки, мы услышали Ее крик…
      Вселенная велика, ее размеры непостижимы для обычного существа, но мы решили поделить ее пространство, чтобы владеть им, управлять и учить.
      Как ты знаешь, наверное, Вселенная растет, но мы знаем ее изначальные и конечные размеры. Мы поделили ее на девять частей. Трое сфероидов взяли себе центральную зону, как самую обширную и проблемную в последствии. Это огромная территория, требующая максимального сосредоточения и мудрости. Трое из нас были самыми мудрыми. Окраины достались наиболее слабым из нас. Хранитель Шесть, Хранитель Семь и Хранитель Девять поделили эту область между собой. Оставшиеся трое взяли границы между мирами. Не середина, не край.
      Во вверенной нам территории огромное количество миров. Это целые галактики, иногда группы галактик. Не думаю, что стоит тебе забивать голову цифрами, но если бы на земном языке было слово, обозначающее, к примеру, размеры моей территории, ты бы был сильно удивлен. Впрочем, как я вижу, ты уже удивлен.
      Мы смертны, мы не обладаем никакими способностями, именуемыми паранормальными. Просто мы немного переделаны для выполнения своей миссии. У каждого есть личный наставник и помощник. К примеру, меня переделали паллиоты. Описание их тебе ничего не скажет. Они, несмотря на свою жестокость, мудры. – Я поморщилась от воспоминаний.– За все время существования я была в миллионах галактик, миллиарды раз подвергалась пыткам из-за желания разумных существ узнать информацию. Мой учитель и помощник Иу. Это искусственный интеллект. У него нет имени, но когда-то давно я назвала его искусственным умником. Отсюда его имя. Его облик меняется по моему усмотрению. Сейчас он напоминает мне одного моего хорошего друга…
      Давным-давно, а так мне проще тебе объяснить суть, я пришла в одну очень занятную галактику, где встретила представителя одной расы… эти люди были первыми встреченными мной созданиями в той части Вселенной. Одного из них я отрядила руководить вашей галактикой. Он был уже стар, когда молекулы соединились друг с дружкой, образовав Землю.
      Он стал руководить процессом развития и образования юных рас, что только зарождались в галактике. Первыми стали представители одной воинствующей расы, более известными как Тени. Их настоящее название слишком сложное. Десять тысяч букв. Непроизносимое для языка землянина. Следующими стали ворлонцы. Эти пошли по прямо противоположному пути Теней. Были и Древние расы…
      А я тем временем была в другой части Вселенной, занималась развитием иных цивилизаций.
      У меня много помощников. Одна я бы не справилась со всем. Лориен не единственный мой помощник. Есть и другие. Скоро Лориен уйдет за Предел, насколько мне известно. Я передам ему другую галактику. Пусть правит там, а я пока разберусь с вашей.
      Собственно, наверное, это пока все, что я хотела тебе рассказать.
      Я замолчала.
      Гарри был в состоянии легкой прострации.
      -Значит, верно говорят, что мы не одни во Вселенной,– чуть ли не утвердительно сказал он, глядя в одну точку. Я подумала, что по уровню развития мальчик ушел недалеко от своих предков-приматов. – А есть люди, что похожи на нас?
      -Есть. Но в целом мало. Пути развития различны, и… да вот центавриане к примеру, очень похожи на землян, но если предками землянина были приматы, то предками центаврианина – аналогичные земным осьминоги. Только у центавриан щупальца – это половые органы.
      -Супер!– восхитился Гарри. Было ясно, что он активно переваривает информацию и ищет ответы на одному ему ведомые вопросы. Это встречалось повсеместно. Каждый сначала выслушивал меня, а потом начинал строить сумасшедшие догадки. Гарри следовал уже проторенной дорожкой.
      -А среди землян есть пришельцы?– было неясно, то ли его это тревожит, то ли радует, но распирает от любопытства – явно.
      -Есть, конечно, но больше всего за Землей просто наблюдают, вмешиваясь изредка.
      -Думаю,– его голос понизился до заговорщического шепота,– Снейп как раз пришелец.
      Я не сдержалась и прыснула от смеха.
      -С чего ты это взял? –Злобный упырь, – Гарри стал загибать пальцы,– мерзкий, страшный, вечно недовольный…
      Я погрустнела. Не то, что мне было неприятно слышать такое о незнакомом, в целом, человеке, но Гарри, по-моему, относился к профессору слишком предвзято.
      -Ты его так ненавидишь?– спокойно спросила я, прервав словесный поток. –Это он меня возненавидел с первого же взгляда. Вечно придирается. Только своим слизеринцам дает поблажки, а нас, гриффиндорцев, вообще с грязью мешает. Никому житья не дает. Баллы снимает за малейшую провинность. Пока Гарри перечислял смертные грехи профессора, я анализировала ситуацию. Итак, мой новый друг принадлежал к факультету Гриффиндор. Профессор Снейп являлся деканом факультета Слизерин. Есть еще Райвенкло и Хаффлпафф, но, говоря про последний, Гарри разве что только не скривился. Судя по его словам, на Хаффлпаффе учились тупицы. Гарри безмерно гордился своей принадлежностью к факультету Гриффиндор, что сквозило в его словах, повадках и даже горделивой позе, когда он рассказывал о своем факультете. Было интересно слушать мальчика, который считал геройство – высшим подвигом. Я не стала переубеждать его и говорить, что отвага хороша в разумных пределах и что он нарушает свои же слова, проявляя излишнюю беспечность и сидя вот так со мной ночью в птичнике. По его словам, профессор Снейп неоднократно ловил юного героя в ночных коридорах школы и наказывал, заставляя чистить котлы, потрошить рогатых жаб и делать тяжелую физическую работу. Мальчик от этого приходил в ярость, полагая, что наказание несправедливо. Я промолчала, заметив только про себя, что будь моя воля, вышвырнула бы парня из школы за нарушение дисциплины и подрыв устоев школы. И хлопоты учителя мне были вполне понятны. Профессор Снейп не спал ночами, выуживая парня из очередной передряги, куда тот вполне мог угодить. Как я понимала, у магов дела тоже шли неважно. Какой-то Волдеморт науськивал своих людей на магглов, мечтая, по-видимому, подчинить себе весь мир. Как все банально, вздохнула я, в очередной раз убедившись, что мир так примитивно устроен и все гении и злодеи похожи друг на друга в стремлении поработить все, вся и всех. Самое печальное, что никто не знал до конца, что с этой властью делать. Гарри рассказал мне историю своей жизни. Смерть родителей, воспитание в доме тети и дяди, голод, побои, появление необычного дара при виде питона в зоопарке, одиннадцатилетие и появление Хагрида с письмом из школы Хогвартс, покупка первых учебников для Хогвартса, друзья, враги, учителя, загадочный спорт под названием квиддич, полеты на метле и так далее. Я слушала и внимала. За эту ночь я узнала гораздо больше, чем за все время пребывания здесь. И загадочное исчезновение сильнейшего волшебника Волдеморта, и его появление в прошлом году на турнире Трех Волшебников, где участвовал и сам Гарри. И страстное желание Волдеморта убить Гарри. И шрам на лбу Поттера… Я не знала ровным счетом ничего про темных магов – теоретических завоевателей мира, шрамы от волшебных палок, и тому подобное. Одно я поняла точно – мне не нравится участие ребенка в деле взрослых. Война – не место для детей. Слишком хрупкие это создания для выполнения такой миссии. Я не раз видела вот таких маленьких героев, что миллионами гибли в борьбе за правое дело. Легкая мишень, пушечное мясо. Неужели Альбус ничего не знает? Если нет, то понятно его бездействие. Но если знает, почему не вмешивается? Неужели он полагает, что глупый мальчишка сумеет победить сильного, взрослого и многим опытного мужчину? Мне стало противно. Если это мир, где дети должны драться со взрослыми сильными противниками, а сами взрослые отсиживаются в окопах, мне этот мир противен. На душе стало холодно и пусто. Жаль, что я не могу помочь тебе, мальчик. Не в этот раз. Я только ученик в этом месте – не больше. –Скоро прозвонит колокол. Пора идти,– Гарри неловко встал, вспугнув уже успевшую задремать птицу, и потянулся. Он был такой худой! Я уже знала, что ему пятнадцать лет, но он был страшно худ. Не дистрофичен, но близок к этому.
      Бедный мальчик.
      -Я пойду… Снейп уже, наверное, рыщет, мечтая поймать меня,– он улыбнулся и накинул на себя тонкую материю серебристого цвета. Я как-то не замечала ее в углу птичника.
      Произошло странное – там, где ткань закрывала тело парня, он просто исчез.
      -Это мантия-невидимка,– пояснил Гарри. – Подарок папы. Я уже знала, что Гарри сирота, и только нервно улыбнулась. –Ступай, а я уже готова,– сказала я.
      Гарри кивнул, набросил капюшон мантии на голову и исчез полностью.
      Шорох ткани возвестил о том, что мой собеседник ушел.
      Совы просыпались, начинали шумно чиститься, а я, чтобы не мешать, отправилась вон из птичника… нет, как сказал Гарри, это место называется совятня.
      За завтраком директор собрал всю школу и представил меня ученикам и учителям. Я стояла перед ними навытяжку и разглядывала незнакомых мне людей. –Хранитель будет учиться вместе с вами,– говорил Альбус. Я позволила ему для краткости звать меня просто Хранителем без порядкового номера.– Она, так же, как и вы, будет постигать магические основы, наши законы и правила. Хранитель не является волшебницей. Но для тех, кто захочет поупражняться в наложении заклинаний, советую от этих действий воздержаться. Я лично зачарую новую ученицу от заклинаний учеников. Пока она с нами, относитесь к ней как к равной. Поскольку Хранитель не является волшебницей, она будет изучать только те предметы, где не требуется владения магией. Альбус говорил недолго. Я же тем временем рассматривала присутствующих. Стол сине-коричневых, как я определила по галстукам, слушал предельно внимательно, даже несколько вдумчиво. По словам Гарри, это были райвенкловцы, умные, способные грызть гранит науки в ущерб зубам. Ребята с долей любопытства рассматривали меня и, как мне казалось, оценивали мои умственные способности. За столом желто-черных галстуков хаффлпаффцев царила тишина и какой-то покой. Он них веяло спокойствием и радушием ко всему живому.
      Друзья Гарри по факультету Гриффиндора вели себя несдержанно, даже нагловато. Один из них даже выкрикнул вопрос про то, на каком факультете я буду учиться.
      Меня это несколько покоробило, но директор спокойно пояснил, что я не буду причислена ни к одному факультету.
      Зелено-белые галстуки крайнего стола смотрели на меня с презрением. Особо выделялся среди насмешливо-прищуренных глаз красивый юноша со светлыми волосами. Он склонился к гориллоподобному парню и что-то шептал ему на ухо, глядя на меня с неприязнью.
      Мне жаль тебя, красавчик, как бы тебе ни хотелось, ни ты, ни твои друзья мне не навредят. А если попытаются – я пущу в ход трансф. И даже Альбус меня не остановит, если конечно не применит магию против меня.
      С факультетами я худо-бедно разобралась, с учителями дело обстояло сложнее. Оказалось, что профессор Снейп действительно благоволит слизеринцам. Остальные вызывали у него раздражение. И в особенности гриффиндорцы. Оставалось гадать, что такого не поправимого совершили дети иных факультетов, и что делали его подопечные.
      Между тем Альбус завершил речь и ученики согласно его велению, дружно зааплодировали, причем хаффлпаффцы хлопали с воодушевлением, райвенкловцы так, как будто заранее радовались свежему мясу, гриффиндорцы – потому что все так делают, а слизеринцы хлопали довольно вяло.
      Почему-то под мое пристальное изучение должны были попасть именно гриффиндорцы и слизеринцы. Мое чутье редко меня обманывало. Между этими факультетами творилось что-то странное. Не мое дело, конечно, но раз я привязана к этому месту, не мешало бы и выяснить как раз, в чем дело.
      -Выберите место,– предложил мне Альбус, когда аплодисменты смолкли. Н-да. Задачка как на выживание. Зеленые смотрели на меня враждебно, красные – гордо, синие – с любопытством, желтые – с радушием. Выбор я сделала и отправилась к столу зеленых. Древняя мудрость – держи друга близко, врага – еще ближе.
      -Фу,– белокурый юноша демонстративно зажал двумя пальцами нос,– воняет грязнокровкой.
      Его дружки мерзко захихикали. Толстая девочка сморщилась, будто съела лимон и отвернулась от меня. Остальные же чуть отсели от меня, как бы показывая, что даже есть за одним столом со мной им противно.
      Я взглянула на учителей. Альбус был сильно удивлен, Снейп нахмурил брови, незнакомые учителя едва не пооткрывали рты. Никто не ожидал от меня такого поступка.
      -Молодец,– это было единственное слово, сказанное мне Иу. Он появился прямо передо мной и испугал учеников. Девочки взвизгнули, мальчики отшатнулись. Вид моего наставника был грозен. Уж не знаю почему, но он выбрал облик рейнджера с раскрытым боевым посохом. Я коротко улыбнулась и принялась за еду, стараясь не замечать перешептываний моих соседей.
      После завтрака ко мне подошла высокая женщина в зеленой мантии и протянула мне листок бумаги.
      -Это Ваше расписание. Если что-то не поймете, обратитесь к учителям. Лицо волшебницы внушало бы трепет, если бы я была обычной ученицей лет тринадцати-пятнадцати. Но я таковой не была. Сложно было определить, нравлюсь ли я ей, испытывает ли она ко мне отвращение. Подобно тем «зелено-белым» ученикам, мне было глубоко безразлично чужое мнение. С людьми я всегда сходилась очень тяжело. Видимо сказывалось природное ощущение опасности от незнакомцев. Но те, кому я доверяла, меня не предавали и могли рассчитывать на мою помощь любой ценой.
      Женщина сжала и без того тонкие губы, осмотрела меня с головы до ног и больше ничего не сказав, торопливо ушла.
      А я просмотрела расписание.
      Первым уроком стояло зельеварение с первокурсниками, потом прорицание с третьим курсом, затем уход за животными со старшеклассниками. Горестно вздохнув, я пошла собирать принадлежности для уроков.
      -Готовим Укрепляющий раствор. Ингредиенты на ваших столах, рецепт – на доске,– вот так сухо приветствовал нас учитель Снейп, буквально влетев после звонка в класс зельеварения.
      Путь до кабинета мне помогли найти младшекурсники. Без них я не заблудилась бы, но ходила бы долго. Лабиринт лестниц угнетал, подземелья же, напротив вселяли некую безопасность, но и тоску. Вспомнилась война на Трогаре, где я сидели в таких же подземельях, оберегая женщин и детей от рагесианцев – агрессоров.
      Окопы, подземелья… мне ближе открытое пространство и бой лицом к лицу.
      Взглянув на доску, посмотрев на стол, где копошились слизняки, и стояло несколько абсолютно неизвестных ингредиентов, я принялась резать что-то растительное.
      Малыши брезгливо трогали слизней, девочки едва сдерживали слезы при виде их блестящих тел, а я тем временем неторопливо резала корень какого-то растения и думала о том, что скоро мне придется убить лучшего друга, послав его на смерть на ЗаХаДум.
      -Вы не суп готовите!– рявкнул чей-то голос около уха. Я взглянула в черные глаза учителя и недоуменно похлопала глазами.
      -Что, простите?
      Белый от ярости Снейп приблизил свое лицо к моему и прошипел:
      -Вы читать не умеете? На доске написано кубиками, а не кусками разной величины!
      Я опустила глаза на стол. И верно, задумавшись, я не заметила, как стала резать кое-как.
      -Простите, учитель,– я снова взглянула на преподавателя. – Я исправлю. Больше такое не повторится.
      -Внимание и сосредоточенность, ученик!– рявкнул он, не сводя с меня тяжелого взгляда.– Вы работаете с опасными ингредиентами. А если бы Вы были на войне,– его голос стал еле слышим,– Вы бы тоже мечтали?
      Издевки, подумала я, но он прав. Не время и не место для раздумий.
      -Нет, учитель,– тихо ответила я. – Еще раз прошу прощения.
      Он с подозрением взглянул на меня, словно решая верить мне или нет, и отступил, тут же накинувшись на перепуганного мальчишку, что уронил слизня на пол и теперь едва не плакал.
      Я подумала, что Снейп несколько жесток по отношению к малышам, но вдруг поняла, что он прав. Внимание – первая вещь при работе, и если дети не научатся вниманию на уроке, в дальнейшем им будет тяжело в жизни. Мало ли с какими проблемами они приходят на урок, но все это должно остаться за дверью класса.
      Я вспомнила обучение в Анла`шок. Учитель Нелин тогда долго говорил о сосредоточенности, полному отключению разума, эмоций, погружению внутрь себя. Это было очень сложно. Многим мешал звук его голоса. Некоторые буквально готовы были ругаться. Но он говорил, что рейнджер должен отключаться моментально в любой ситуации, а не только в условиях гармонии и тишины.
      Мне было легче, такую школу я прошла давным-давно за пределами этой галактики.
      Тогда же я стала помогать тем, кто был в отчаянии и готов был покинуть занятия.
      Я помогала им расслабиться, учила отключаться, абстрагироваться о всего суетного. Постепенно многие научились, но многие же и не смогли достичь требуемого. Ни Нелин, ни я не смогли и не стали удерживать их.
      Взглянув на доску, где я резала корешки, я аккуратно отделила нарезанное правильно от крупных кусков и принялась вдумчиво исправлять ошибку. Так получилось, что я будто бы впала в медитацию. Для меня не существовало никого и ничего, кроме меня, ножа и корешков.
      Тем же манером я добавляла в котел с водой ингредиенты, согласно рецепту, перемешивала и убавляла и прибавляла огонь под котлом. Горелка под моим котлом была несколько иной, чем у других учеников. Поскольку магией пользоваться я не могла, а остальные приглушали и разжигали пламя с помощью магии своими палками, я просто пользовалась чем-то вроде стрелки. Простенькое приспособление, созданное как я поняла только для такой, как я.
      Больше ошибок я не допускала.
      Учитель черным вороном зорко следил за учениками, периодически напоминая последовательность и количество ингредиентов.
      Один малыш, правда, успел-таки чудом взорвать котел. Не знаю, как и что помогли ему, но я одновременно с учителем кинулись спасать парня. Я – от ожогов, Снейп – от возможности как я предполагала отравления.
      Мантия абсолютно не защищала от кипятка, в чем я лично убедилась чуть позже, когда я своим телом закрыла мальчика и своей спиной приняла пусть небольшую, но все же порцию кипящего варева.
      Снейп сориентировался еще быстрее. Впрочем, на то он и учитель.
      Он выхватил палку, крикнул какое-то слово, и серьезных последствий мы избежали.
      А вот потом они продолжились относительно меня и мальчишки. Парню досталось за уничтожение котла, худорукость, невнимательность и прочее, а я получила втык за то, что сунулась, куда не следовало бы. Я не стала оправдываться, понимая, что наверняка и без моего участия он бы справился, но инстинкты самообороны и помощи другим я отключить не могла. Тем не менее, я терпеливо выслушала претензии в мой адрес, приняла их и пообещала больше не лезть не в свое дело.
      -Мистер Адамс, ноль за этот урок,– Снейп снова стал почти невозмутим,– Ученик, доварите зелье и принесите мне на проверку.
      Мокрая мантия и небольшое жжение на спине не помешали мне выполнить задание. Зелье я сварила, отлила часть в сосуд и отнесла на стол учителя.
      Снейп молча посверлил меня глазами, но промолчал.
      -Домашнее задание – свиток об Укрепляющем зелье, параграф восемь и… мистер Адамс, Вам еще один свиток в дюйм длиной про правила поведения на уроке. Все свободны,– провозгласил он, когда последний пузырек был поставлен на его стол, рабочие места были вымыты и котлы прочищены от зелья.
      Малышей как ветром сдуло из класса, а я еще задержалась, отмывая свой котел. Неблагодарное, но нужное дело.
      -Эванеско,– услышала я голос учителя, когда упорный слой пристывшего варева никак не поддавался моему упорному обдиранию оного от стенок котла.– Без магии Вам сложновато,– заметил он, когда я вытерла котел, едва поморщившись от боли в спине.
      От зоркого глаза учителя ничто не ускользнуло.
      -Ожог, – даже не спросил, скорее констатировал он, что-то прошептав. Боль моментально исчезла. Вот так я и начинаю слегка завидовать…– Вы поступили неразумно, кинувшись спасать этого неуча.
      -Я не могу иначе, учитель, слишком сильны инстинкты,– ответила я, ставя котел в шкаф.
      -Учитесь! Это магия и магические зелья. Не всегда нужно лезть, куда не просят. В классе есть учитель, и только он может руководить учебным процессом.
      -Есть, сэр,– я встала навытяжку.
      -Это лишнее,– поморщился он. – Ступайте. Что у Вас в расписании?
      -Прорицание. –Вы, очевидно, сами дорогу не найдете,– сказал он, оглядев меня. Я подумала, что он не столько сомневается в моих умственных способностях, сколько переживает, что я реально могу заплутать и опоздать на урок.
      Я только неопределенно пожала плечами.
      -Я помогу Вам разобраться. Он достал из ящика стола нечто и что-то прошептал над ним, коснувшись палочкой. –Это будет помогать Вам найти дорогу. Действие – неделя. Потом, полагаю, сами разберетесь,– он протянул мне предмет. Я взяла это «что-то» и всмотрелась. Магический компас или что-то вроде этого – небольшой шарик со светящейся стрелкой внутри.
      -Спасибо,– вежливость – превыше всего!
      -Пожалуйста. Теперь ступайте.
      Я пошла к выходу, но остановилась и обернулась.
      -Я не поблагодарила Вас за избавление от боли. Спасибо, учитель.
      -Пожалуйста,– снова повторил он, уже не глядя на меня.
      Закрывая дверь я услышала тихое:
      -Инстинкты…– и закрыла дверь.
      Прорицание – наука для тех, у кого есть к ней способности. Предположительно, у меня они отсутствуют. Мне не интересно было бы изучать чаинки в чашке, взирать в хрустальный шар в надежде увидеть будущее… С последним вообще было неладно. У меня будущего в принципе быть не может – меня носит то туда, то обратно по реке Времени, а будущее других мне «предсказывает» Иу.
      -Вглядитесь в шар,– завывала учитель, облаченная в разноцветные шали,– и вам откроется великое знание!
      Меня это забавляло. Многие из моих коллег по учебе старательно всматривались в глубь шара, очевидно пытаясь что-то там увидеть, кто-то откровенно скучал, кто-то валял дурака.
      -Отриньте границы разума, откройте внутренний взор!!!– голос учителя поражал тональностями и резкостью. Хотелось ее чем-то мирно прибить, причем, судя по выражениям лиц учеников, не только мне.
      Я не видела ничего. Даже меньше, чем ничего. Ничего в квадрате.
      -Я вижу, моя милая, у Вас совсем нет дара предвидения,– это преподаватель обратила свой взор на мою скромную персону.– Но что это? – она отпрянула от меня, как от пораженной Драффой.– Я вижу тьму вокруг Вас, тьма сгущается… Вы умрете на этой неделе!– вскрикнула она, безумными глазами глядя на меня.
      Я абсолютно равнодушно пожала плечами. Мне ли привыкать?!
      -Вполне допускаю такую возможность,– осторожно начала я, но она меня перебила. –Бедная девочка! Так молода. Трагична твоя судьба. Но ты…– она приблизилась ко мне, буквально нос к носу прижав свое лицо к моему.– Ты… ты не… ты не…– она хватала воздух ртом, как рыба, выброшенная из воды.– Ты не человек!– взвизгнула она, наконец, и десятки глоток одновременно с ней охнули разом.
      Ученики смотрели на меня, как на привидение. Впрочем, привидений они как раз-то не боялись, а вот меня испугались крепко.
      -Пф,– услышала я чей-то смешок.– Ага, она с Марса!
      -Дальше, дальше, мой милый!– снова завыла учитель, даже не глядя на шутника.– Из глубин тьмы-ы-ы-ы!– от ее воя у меня заболела голова. Вот бы она заткнулась!
      Пока она что-то там выла еще про меня, колокол оповестил об окончании урока.
      Даже не успев задать домашнее задание, учитель Трелони отпустила всех и принялась раскачиваться на стуле, словно в трансе.
      По веревочной лестнице я спустилась последней. Просто любопытно было послушать бормотания преподавателя про мою судьбу, судьбу небезызвестного мне Гарри Поттера и судьбу некоего «того, кого нельзя называть».
      Так и не поняв, кого нельзя называть, я спрыгнула на пол с лестницы.
      -О, грязнокровка!– передо мной стоял тот самый белокурый паренек, что устроил мне представление за завтраком.– Далеко ли собралась?– его дружки, двое гориллоподобных мальчишек, загоготали.
      -Не предоставляю отчет малышам вроде тебя,– я с любопытством рассматривала хорошенькое личико парня, что было искажено злобой.
      -Думай, что говоришь, грязнокровка!– задохнулся от ярости мальчишка.– Если я спрашиваю, значит, меня это касается!
      -Да?– иронично заметила я, подозревая, что надолго нервов юного красавчика не хватит и может начаться банальнейшая драка. Я не против, но вот парня жалко.– А я так не думаю,– улыбнулась я той самой улыбкой, что так часто доставляла уйму неприятностей тем, кто пытался меня остановить.
      -Да как ты смеешь!– парень выхватил свою палку и наставил на меня. То же самое сделали и его дружки.
      Трое маленьких мальчиков на меня одну – забавно!
      -Не сильно калечь,– вздохнул Иу в моем мозгу.
      Трансф активировался за долю секунды, прыгнув мне в руку.
      -Не хотелось бы ранить столь юных созданий,– мягко предупредила я мальчишек, но меня, похоже, уже не слушали.
      Более того, в меня полетели заклинания. Что-то по возгласам подобное тем, чем меня оглушили сразу после моего оживления.
      Я не стала ждать, когда меня оглушат. Я стала легонько отбивать вспышки света. К счастью, трансф был вполне приспособлен к различного рода излучением. Что-то такое, подобное тому жезлу, что как-то раз мне показывал Гарибальди в компьютере. То был какой-то забавнейший фильм.
      Для начала я легко парализовала напавшего первым белокурого юнца, отключив его простым надавливанием на определенную точку организма. Вслед за ним, потратив чуть более секунды, на пол полетели двое его дружков – горилл.
      -Малфой! Совсем спятил?– ко мне на всех парах несся Гарри, та девочка, с которой я так и не успела познакомиться, рыжий мальчишка и толпа разношерстной публики в красно-желтых и зелено-белых галстуках.
      -Ма-а-а…– Гарри подбежал к поверженным парням в тот миг, когда трансф уже был пристегнут к моему запястью. – А что произошло?– Гарри и его друзья осматривали троицу на полу.
      -Ты его убила!– на меня кинулась та самая толстая девочка из-за стола слизеринцев.
      -Только отключила, – я отмахнулась от девочки, которую уже успели остановить гриффиндорцы.
      -Остынь, Булстроуд, Малфой первый напал!– рыкнул вихрастый рыжий парень.
      -Она первая…– взвизгнула Булстроуд, но тут нашу милую беседу прервал до боли знакомый голос.
      -Что здесь происходит? – спокойный голос учителя вырвал меня из созерцания оглушенных мальчишек.
      Оглянувшись, я скисла. Снейп был не просто зол – он был зол, как разъяренные нарны, у которых отобрали Г`Кван Эт.
      Снейп вперил бездонные, как сам космос, глаза в Поттера, оглядел с ног до головы испуганную гриффиндорку с пышными волосами, перевел взгляд на меня и…
      -Это она, профессор!– завизжала толстая слизеринка, тыкая в меня пальцем.– Она пыталась убить Драко!
      Я, не отрываясь, смотрела в пылающие ледяной злобой глаза преподавателя и молчала. Толку мне объяснять, что самозащита не наказуема?
      -Следуйте за мной!– короткий приказ был адресован только мне. –Профессор, но она…– Гарри попытался сказать еще что-то, но говорил он уже удаляющейся спине Снейпа. – Профессор!– крикнул вдогонку Поттер, но учитель не обернулся.– Вот…– он выругался,– теперь тебе попадет ни за что.
      -Справлюсь, – я хлопнула парня по плечу и, одарив нежнейшим из своих взглядов толстую слизеринку, побледневшую, как мел, поспешно прошествовала вслед за Снейпом.
      -Что Вы себе позволяете?!– я не успела даже войти в кабинет зельеварения и тут же была пригвождена к ледяной стене пальцами учителя, напоминавшими мне крючья эрролов, что когда-то вспороли мне живот на Крине.
      Клянусь, если бы не приказ только учиться, этому человеку уже давно валяться бы на полу с перебитым горлом.
      -Я только защищалась, учитель,– не менее холодно ответила я, даже не поморщившись от боли, причиняемой пальцами мужчины.
      Снейп отшвырнул меня от стены с выражением брезгливости и крайней ярости на лице.
      -Первое, – отчеканил он,– НЕ называйте меня больше «учитель». Только «сэр» или «профессор Снейп». Второе, если еще раз Вы позволите себе применить оружие в школе, я Вас лично вышвырну отсюда. Здесь Вам не школа Авроров или что у Вас там было!– рявкнул он мне в лицо. – Директор Дамблдор зачаровал Вас от этих бездарей. Что Вам еще надо?!
      -Вы удивитесь, учи…– я осеклась под напором его мрачного взора,– профессор, но мне нужно только учиться и ничего больше. Если я прибыла сюда ТОЛЬКО для обучения, я НЕ веду войну.
      Видел бы он меня в условиях военного положения, с тоской подумала я.
      -Так учитесь!– его яростный шепот подействовал на меня, как ушат льда.– Вы ни черта не понимаете! Не суйтесь к слизеринцам, я предупреждаю Вас! Если осмелитесь еще раз…– он протянул руку к моему горлу. Я отшатнулась. Рука сжала воздух около моего носа.
      Снейп резко развернулся и буквально вылетел из класса.
      Я с ненавистью смотрела ему вслед. Кажется, война мне гарантирована.
      -Я слишком много сил положил, чтобы убедить детей, что я на их стороне, – Снейп в ярости сжал кулаки, сидя в кресле в кабинете директора,– а эта…– он побагровел, не решившись продолжить фразу.
      -Северус,– Альбус подошел к преподавателю и положил ему руку на плечо,– я понимаю, но если эта женщина прибыла к нам, это что-то значит. Я не верю в совпадения.
      Снейп резко вскочил, сбросив руку директора с плеча.
      -Тогда я умываю руки,– отрывисто ответил он, направляясь к выходу.
      -Северус, она еще проявит себя, поверь мне,– остановил его голос Альбуса.– Одному Создателю известно, для чего ей у нас учиться.
      Северус на мгновение остановился словно раздумывая, но быстро пришел в себя и торопливо вышел.
      Выскочка! Неуравновешенная дура! Столько сил и гиппогрифу под хвост! Прекрасно! Просто превосходно! Чокнутая дамочка с черте чем наперевес, едва не плюющаяся ядом почище Нагини, с силой этого ненормального Грюма, с довеском в виде непонятно чего в виде призрака, отдающего приказы – то, что ему особенно сейчас и надо!
      Снейп в ярости пнул камень на полу.
      Конечно, директор полагает, что всем так легко и комфортно, раз пришлось оставить эту чертову девицу в школе, где она нападает на его учеников.
      Он в ярости плюнул на пол и с размаху ударил кулаком по стене.
      Он почти не чувствовал боли, только зло смотрел на разбитые костяшки и стекающую кровь.
      -Хранитель,– столько злобы, ярости, боли и чего-то похожего на отдаленное эхо уважения было в его голосе. – Хранитель,– повторил он уже спокойнее.
      Она заставляла его нервничать, но никто до сей поры не мог ТАК довести его до белого каления, как она.
      Ум, сила, выносливость – те качества, что по крохам приобретал он сам в течение долгого времени. Она была старше него на вечность, намного выносливее, что чувствовалось в ее взгляде, умнее… может и не сама, но со своим чертовым помощничком – наставником…
      Она его пугала. Снейп никому никогда не признался бы, что его пугала какая-то маггла с полным отсутствием магических способностей.
      Но, тем не менее, факты говорили сами за себя.
      Сегодня ее взгляд, когда Снейп пригвоздил ее к стене после того инцидента с Малфоем, мог бы убить кого угодно, если бы глаза могли убивать. При других обстоятельствах эта женщина могла бы свернуть ему шею за секунду, но в тот момент Снейп мало думал об этом. Мало того, что Малфой и его дружки могли пострадать, она могла бы разрушить все, что он создавал на протяжении десятилетий.
      И все же он испугался. Если она может так при условиях учебы, на что она способна в условиях войны?
      Снейп вытащил палочку, прошептал заклинание исцеления и глубоко задумался.
      Выводы ему совершенно не понравились.
      Еще один день в моей копилке, еще один враг из учительского состава, плюс к тому – дети, ненавидящие меня – вполне внушительный список.
      Я вздохнула.
      Уход за магическими животными уже не представлялся мне чем-то вроде игры. Какие-то кошмарного вида то ли насекомые, то ли пресмыкающиеся не нравились ни моему взору, ни обонянию. Последнему – в особенности. Воняло, как от пакмара после обеда, да простят они меня за такое сравнение.
      Хагрид старался, как мог, рассказывая о мерзком животном, а я с тоской думала, что мне здесь уже никак не обзавестись тем, что нормальному человеку нужно – друзьями.
      Пусть малыши, пусть несовершенные земляне, но и они мне нравились. Иногда.
      Урок проходил в теплой компании гриффиндорцев и слизеринцев. Среди моих коллег по учебе я обнаружила и Поттера, и его компанию, и крайне агрессивно настроенных слизеринцев – давешних знакомцев.
      -Здорово досталось?– шепнул Гарри, приблизившись ко мне. – Снейп злобствует как черт, когда дело заходит о его любимых слизеринцах.
      -Не особенно, но достаточно, чтобы понять, что я была не права,– так же шепотом отозвалась я.
      -Не права?– громко удивился Поттер, привлекая внимание слизеринцев, замерших рядом.
      -Гарри!– резко одернула друга Грейнджер.– Потише!
      -Извини,– шепнул Гарри подруге и продолжил.– Малфой первый напал – все видели! А Снейп… у-у-у, гадюка слизеринская!– Гарри умудрился вложить в такую простую фразу столько яду, что мне даже стало смешно. За что может ненавидеть учитель парня и при этом чувствовать ответную ненависть?
      -Не такой он и сволочной тип, Гарри,– я толкнула парня в бок. – Все гораздо глубже, чем на первый взгляд.
      Поттер открыл было рот, но передумал и нахохлился.
      Ну вот. Теперь я у него враг номер один. Но Снейп в самом деле не так прост, как кажется. И его вспышка злобы – не то, чем кажется на первый взгляд. Что-то связано с его учениками… что-то очень важное. Не будет учитель столь явно симпатизировать одним и притеснять остальных. С чего бы ему? Только из-за каких-то там конкурсов? Нет, Снейп не так прост. Не в его характере делать такие глупости. Баллы, очки призовые за снитчи – шелуха. Есть что-то поважнее. А что?
      -Что-то для грязнокровки у нее слишком шикарная мантия,– до меня донесся старательно приглушенный шепот Малфоя. – И учебники новенькие. А между тем, мой папа проверял – у нее ни кната нет.
      -Не твоего ума дело, Малфой!– моментально окрысился Поттер.
      -А вот и моего!– Драко встал в позу.– Пошевели мозгами, Поттер, откуда у нищей магглы новенькая и очень дорогая мантия и новые принадлежности для зельеварения?
      Я пропустила все мимо ушей, а вот Гарри напрягся. А его рыжий друг Рон злобно сверкнул в мою сторону глазами. Как я заметила, его одежда была куда хуже моей.
      -Не смей называть ее нищей! Засунь свой любопыт…– Гарри замолк на полуслове, увидев Хагрида, который подошел к нашей компании и навис над нами.
      -Опять Малфой,– прогудел великан.– Минус десять баллов со Слизерина за оскорбление, мистер Малфой.
      Драко вздернул нос и презрительно фыркнул в мою сторону. Слишком уж наигранно.
      -Не обращай внимания,– Гарри повернулся ко мне, а я не отводила взгляда от Рона.
      -Хорек прав,– зло произнес буравивший меня глазами рыжий.
      -Рон!– возмущенно и в то же время грустно воскликнула Гермиона.
      -Посмотри на нее, Гермиона,– Рон прикоснулся к моей мантии,– новенькая! С иголочки! И наши малыши сказали, что у нее такой котел, что смотреть больно – блестит, как новенький галеон. Папа сказал, что у нее нет счета в Гринготтсе. Так откуда у нее все это?
      На поле, где проводился урок, стало тихо, как в склепе.
      -Так распорядился директор Дамблдор,– пожала плечами я, уже заранее зная, что ответ будет принят в штыки.
      -Дамблдор?– Малфой сунул нос ко мне.– Если он свои деньги вложил – то пожалуйста, но мне что-то кажется, что он сунул лапу в школьную казну. Папа проверит все до последнего кната и если что-то исчезло и пошло на эту…– он замолчал и красноречиво повернулся ко мне спиной.
      Я почувствовала себя неважно.
      Как можно быть такой слепой и не увидеть, что у Рона мантия далеко не новая, и не все мои коллеги по учебе пользовались новыми котлами и учебниками?
      Эх, Альбус!
      Урок получился скомканным. Хагрид на меня не смотрел, ученики Слизерина демонстративно не обращали на меня внимания, гриффиндорцы тоже не пылали желанием приблизиться и хоть в чем-то помочь.
      Еле выдержав урок, я помчалась к директору, в то время как все пошли на обед. Есть после такой отповеди мне совершенно не хотелось.
      Каменное чудовище у входа в кабинет директора мрачно воззрило на меня взор.
      Я помялась, не зная пароля, и, сжав в ярости и бессильной злобе кулаки, отошла в сторону.
      На мое счастье к директору явно спешила профессор МакГонагал.
      -Что Вы здесь делаете?– немного удивилась дама, остановившись перед горгульей.
      -Мне необходимо срочно поговорить с директором, мадам,– ответила я.
      -Не сейчас,– дама сжала губы.– Директор сейчас очень занят. И, по правде сказать, не известно, когда станет свободен. «Сахарная мушка»,– сказала она горгулье.
      Профессор пулей взлетела наверх, откуда доносились громкие вскрики и чьи-то рыдания. Меня никто приглашать не собирался.
      Постояв рядом с каменным изваянием, я решилась подняться самостоятельно.
      -«Сахарная мушка», – сказала я горгулье и та отпрыгнула в сторону, сделав это с явным неудовольствием.
      Крики по мере моего поднимания наверх приближались.
      У директора было на редкость шумно. Что-то происходило. Что-то очень нехорошее.

    Далее (Глава 5)


Автор: Сью. Размещено с разрешения автора.

Все материалы, расположенные на этом сайте, являются интеллектуальной собственностью (c) Владимира Львова, если иное специально не оговорено.









Russian Babylon 5 Site
 
Created by Babylon 5 team. All rights reserved. © 1997-2010