Первый российский сайт сериала «Вавилон 5»
Зеленые страницы
Z'Ha'Dum
Лавка Дрази-спекулянта
· Начало / На сайте · Авторы / Контакт · Вселенная В5 · Вселенная JMS · Эпизоды недели·
· Мероприятия / Конвенты · Cайты B5 · Фанфик · Опросы симпатий · Викторина · Чат · Форум · Гостевая книга ·
Здесь был Лондо

Слушай музыку, а не песню

    Вселенная Вавилона-5 и мир Гарри Поттера, что общего? В этом романе, автор связал эти два мира, на первый взгляд между ними нет ничего общего, но оно нашлось.


    Назначение - Земля

    Глава 7

      Даже не камера – клеть. Клетка размером менее двух ярдов в ширину и столько же в длину.
      Ошейник, оковы на лапах… хорошо, что хвоста нет, а то и его бы заковали и растянули, как бабочку на иголках.
      Не моя вина, что мне пришлось стать зверем. Не их вина, что им пришлось этого зверя ловить.
      -Эй! Эй ты! – охранник ткнул меня длинной палкой в бок. – Жива, тварь? Я лежала на полу клетки и пыталась уснуть. Тело ломило, голова раскалывалась от боли, разум животного боролся с разумом высшего существа, но проигрывал. И голод… такой, что сводило зубы… желудок выворачивало наизнанку от одной мысли о человеческой плоти, но разум твердил свое.
      Есть хотелось невыносимо, но кормить меня никто не собирался.
      Пару раз приходил охранник, тыкал палкой мне в ребра, плевал мне в морду и уходил.
      Я не знала, что со мной сделают и меня, надо сказать, это волновало меньше всего.
      Слишком многое надо было решить. Покончить жизнь самоубийством я не могла. Это противоречило кодексу высшего разумного существа. Это было бы немыслимо! Кроме того, как Хранитель и в некотором роде бессмертная, я не могла причинить себе вред намеренно.
      Оставалось одно – ждать смерти от чьей-нибудь руки. А умирать все равно не хотелось.
      Всегда был выход – жить или умереть, и надо было сохранять жизнь при любом раскладе. Так было всегда.
      Так было до того, как я попала на эту ненормальную планету с ее ненормальными обитателями. Вот почему в космосе я всегда чувствую себя лучше, чем на планете.
      На станции было множество различного вида инопланетян. По крайней мере, можно было рассчитывать на то, что тебя или прикончат, или пригласят выпить.
      На планете же, напротив, был один, максимум два вида живых разумных. С ними было труднее.
      Меня еще никогда не заколдовывали. Разумные существа не думали о магии так таковой. Наука – да, но магия?! Махать палкой, позволить себя кусать вампирам, превращаться в оборотня… бред!
      Впрочем, с превращениями дело обстояло проще, но только путем науки и достижений определенных цивилизаций. Как у минбарцев.
      До примитива дело не доходило. Так чтобы вампиры… оборотни… чушь! Так не бывает!
      Но жизнь показывает с неумолимой реальностью, что бывает и не такое. Можно и вампиром стать после укуса, можно и оборотнем…
      Собственно, наверное, можно и во что-то другое превратиться, при желании. В кота или в птицу… в муху, лошадь, кентавра, русалку…
      -Эй, ты!– и снова тычок. Бок уже кровоточит не переставая, но палачей это не волнует. Они правы. По-своему.
      -Пропустите! – голос Альбуса за небольшой дверцей в мою клетку. Что ему здесь надо?
      -Но сэр, это невозможно!– голос охранника.– Эта тварь признана Визенгамотом как крайне опасная! Я не могу гарантировать Вам безопасность!
      -Откройте дверь или клянусь, я ее вышибу! Немедленно!– Альбус разозлился. Это хорошо слышно по его тону.
      Интересно, а они, эти люди знают, что я вижу их страхи? И что выражают мои глаза, когда я смотрю на них?
      Скрип двери, мой бывший учитель входит в клетку.
      Вернее, не в саму конечно, иначе я его просто порву.
      Клетка большая. Двухуровневая защита. Магия везде. Мне даже не шевельнуться без того, чтобы очередное охранно-садистское приспособление в виде заклинания не шарахнуло меня по шкуре.
      Я не шевелюсь уже несколько часов подряд. Хочу есть и пить, но ни того, ни другого мне не предложат. Скорее снимут шкуру заживо и набьют из меня чучело. Скорее бы уже… сил не терпеть. Двойной плен. Разум в плену.
      -Хранитель…– голос гулко отдается в пустом помещении. Альбус подходит ближе. Не стоит, друг мой. Я уже не управляю телом.– Хранитель…
      Еще шаг, ну еще немножечко – требует мое тело. Только бы человечек подошел. Я бы обняла его лапами, ощутила его теплоту, его кровь насытила бы меня…
      Уходи, кричит разум. Не смей! Убирайся, безумец!!!
      Альбус останавливается и смотрит на меня.
      Я пытаюсь что-то сказать, уговорить его уйти или уж убить меня и дать мне свободу, но только мычу:
      -Лбу-у-ус… Больше меня язык не слушается. У старика передо мной бледное лицо. Лицо того, кому только что сказали, что его дети умерли. Все его дети.
      -Господи!– выдохнул старик, с ужасом глядя на меня. – Что он с тобой сделал? Даже сильно захоти, я не смогла бы ответить. Просто лежала и смотрела на единственного человека, кто мог бы мне помочь.
      Альбус шел, зная, что суд Визенгамота решит наложить лапу на новоприобретенное животное. На жестокую тварь, в шкуре которой скрывалась Хранитель. Он знал, что ни одно его слово не заставит судей отдать Хранителя ему.
      Альбус не знал, как вернуть первоначальный облик женщине, но в глубине души надеялся, что магия справится. Но пример юного мальчика Ремуса Люпина предательски маячил перед глазами.
      И сейчас, когда Альбус уже получил разрешение на встречу с Хранителем, он не знал, что увидит.
      Никто не знал, кто скрывается в шкуре зверя. Никто не знал, кто сотворил такое с сильным высшим существом, никто кроме Альбуса и Северуса.
      Конечно, Альбус был осведомлен о готовящемся нападении на улицы Лондона, именно он предупредил Аврориат. Альбус знал, что Хранитель попала в руки Риддла, и что тот с ней сделал – одному богу известно. Северус сказал, что ее укусил Сивый. А потом еще добавился некий вампир. Такую гремучую смесь в себе не способен носить даже сильный маг, не говоря уже о маггле. Хорошо еще, что Хранитель не была человеком в известной степени.
      Но вот сможет ли она преодолеть себя?
      Если так, то, по словам Северуса у них выбор один. Далеко не самый приятный, но единственный.
      Альбус шел, зная, что увидит уже не Хранителя, но разум в шкуре зверя.
      Снейп влетел в кабинет директора взлохмаченный и бледный.
      -Это ужасно! Клянусь, на этот раз он превзошел сам себя! Директор, он окончательно спятил! ТАКОЕ… боже мой…
      -Что?– Альбус схватился за стену, готовясь к неизбежному.
      -Он ее не просто изуродовал, он ее превратил в убийцу. Ее куратор молчит. Ей не справиться самой. Я видел ее состояние, она будет жить. И жить очень долго, если с ней не успеют справиться авроры. Он убивает саму ее суть, директор! Она уже не человек!!!– если бы Снейп мог, он сорвался бы на крик.
      -Если ее не изменить, она останется такой навсегда,– прошептал Альбус белея.
      -Более того, с каждым днем она сильнее. Лорд получил идеального убийцу. Но пока она контролирует внутреннего зверя, ее можно спасти. Если же нет…– он выразительно посмотрел на директора.
      -Невозможно! Я не могу уничтожить Высшее создание! – отшатнулся Альбус.
      -Предлагаете мне?– горько усмехнулся Снейп.
      -Боже мой… боже мой…– Альбус заломил руки. – Я не представляю, что будет. –Описать самые мрачные перспективы? – усмехнулся Северус.– Лорд возьмет верх над миром. Это для начала. С помощью послушного животного, которым стала Хранитель, он подчинит себе мир, а потом… кто знает… если со временем защита ее куратора ослабнет… помоги нам бог… никто уже не решится загадывать на будущее, у нас его просто не будет. Тогда Альбус решил, что у него тоже нет выбора. Мироздание ему не простит ошибки.
      -Присмотри за Гарри, Северус. Мне нужно навестить кое-кого.
      Альбус решительно вошел в камин.
      -Что он с Вами сделал?– шептал Альбус, глядя в полубезумные от голода и мук глаза животного. Глаза. Единственное, что еще хранило прежнюю женщину. Само средоточие души. Больше не было ничего. –…ей,– губы зверя не складывались, сложно было даже подумать, что несколько часов назад он мог говорить, – …ей… я… –Не понимаю,– простонал человек. Он попытался применить легилименцию, но Иу надежно хранил разум. –…бей… ня…– простонал Хранитель. Убей меня! Альбуса бросило в жар. Он не может. Не сможет!!!
      Как кукла, он поднял в непослушных руках палочку и направил на зверя.
      -Авада…– животное смотрело на палочку полным боли и отчаяния взглядом. – Авада Ке…
      -Время закончилось!– голос аврора заставил Альбуса вздрогнуть и торопливо спрятать палочку.
      Зверь закрыл глаза.
      Грюм мрачно восседал на стуле, мерно покачиваясь из стороны в сторону. Тонкс смотрела на начальника и молчала.
      Наконец, не выдержав, девушка скорчила рожицу и нахмурилась.
      -Послушай, перестань, а?
      -Мы видели, что эта тварь была с этими маньяками, но одного не пойму – Дамблдор его защищает. Тебе что-то известно об этом?– Грюм мрачно уставился на юного аврора.
      Та нимало не смутилась.
      -Нет. Он вообще молчит. Тем более, не станет же он доверять такую страшную тайну кому попало.
      Она весело усмехнулась.
      -Мы – не кто попало,– угрюмо проворчал Грюм. – Раз у него появились секреты, Орден не может ему полностью доверять. Ненавижу тайны!– рявкнул он, напугав Тонкс. – У меня от них мигрень.
      -Снейп говорил, что нападение произойдет, но не упоминал о новом оружии Сам-Знаешь-Кого, вот что странно,– Тонкс задумчиво покусала губу.
      -Снейп сам один из этих убийц. Не верю я ему. Что бы там Дамблдор ни говорил, но Снейп еще покажет себя. Выродок!
      Аластор поднялся со стула и заходил по комнате.
      -Но он на нашей стороне,– попыталась защитить коллегу Тонкс. –Пока!– Грюм поднял указательный палец.– Снейп пока на нашей стороне. Как этот аристократишка Малфой. Тот тоже своего не упустит, змея. Скользкий, мерзкий, отвратительный человечишка, этот Малфой. И сынок его такой же. Ох, как жаль, что обыск поместья ничего не дает!– Аластор сжал кулаки. – Ничего, прижмем еще… Тонкс возражать не стала. Он думала о том странном звере, что содержался в подвале Аврориата.
      Слух – это все, что осталось от меня. Зрение мне отказывало. Я не видела человеческих существ, я видела куски мяса. Прямоходящие, двуногие куски, тыкающие меня палками и не дающие пищи.
      Ненависть людей была обоснована, ведь я чуть не убила их. Одно не понятно – зачем им я?!
      Я услышала, как скрипнула дверь, как кто-то вошел. Судя по шагам, это была женщина. Нос передал информацию мозгу – это пища. Причем знакомая по той битве, где я не успела вонзить в нее зубы.
      -Эй!– голос позвал меня.– Не знаю, кто или что ты есть, но раз директор Дамблдор тебе доверяет, попробую и я.
      Запах человека как-то странно рассеялся, уступив место чему-то смутно знакомому.
      Я открыла глаза. Что-то похожее на меня стояло передо мной и улыбалось, обнажив клыки.
      -Я не понимаю, кто ты,– сказало животное, глядя на меня поразительно синими глазами,– но я уверена, что ты бы меня не убил. Ты ведь не убил того парня.
      Поразительная логика! Это недоразумение думает, что я домашний песик? Мало того, человек изменил себя, чтобы быть похожим на меня. Зачем? Уловка? Ловушка?
      В любом случае, нужно вынудить человека убить меня. Хотя… а зачем, собственно, мне умирать?
      Странное дело, мозг как будто раздвоился. Одна часть меня жаждет умереть, чтобы покончить с трансформацией в неизвестно что, а другая жаждет жить и убивать. Вот было бы смешно посмотреть что победит.
      -Дамблдор не сказал мне всего, но я уверена, что ты не причинишь мне вреда. Существо подошло ко мне поближе, осторожно протянуло руку-лапу к прутьям клети.
      Щелк!
      Мои зубы сомкнулись в дюйме от ее лапы-руки.
      -Что же такое!– существо, безобразно подобное мне, перекинулось в человека.– Не понимаю! Ведь Дамблдор сказал…
      -Тонкс!– взревел еще один голос. Голос, ненавистный мне с первого мгновения моего пленения.– Какого дементора ты здесь делаешь?!
      -Я?– испуганно пролепетала девушка, пятясь от клетки с монстром.– Я просто… просто пришла посмотреть.
      -Вон отсюда!– кряжистый человек буквально за шкирку вытолкал несопротивляющуюся девицу за дверь, напоследок пнув клеть.– У, тварь!– рыкнул он мне.
      За дверью раздались крики человека и тонкий голосок девицы.
      Как я устала…
      -Нам необходимо что-то сделать, директор!– Снейп, прямой, как натянутая струна, сидел в кресле и невидящим взором смотрел куда-то вдаль.
      -С приходом Амбридж это стало сложнее, Северус,– Альбус вздохнул и нахмурился. Неделю в школе творился кавардак. Амбридж наложила лапу на все в школе. Министерство печатало указы и распоряжения с неимоверной скоростью. Теперь уже настал черед самого главного – Амбридж может занять место директора школы.
      Амбридж уже уволила преподавателя ЗОТС, встав на его место, запретила на своем уроке пользоваться палочками и учебниками, наложив на всю магическую деятельность в классе строжайшее вето, с помощью сов переправила в школу новые учебники по предмету, по которым учиться стало невозможно, и готовилась уволить всех учителей за профнепригодность, а теперь еще и метила на место директора.
      Конечно, Альбус знал, что у Амбридж есть далеко не все полномочия на право деятельности в школе, но сам факт того, что на какое-то время придется оставить пост директора утешал мало.
      Мало того, Амбридж уволила Сибиллу. Конечно, выгнать ее она не смогла, но вместо Сибиллы появился Ференц. Хоть это радовало. Пока Амбридж искала бы замену, прошел бы немалый срок. Кроме того, неизвестно, кого бы привела эта маньячка.
      Учителя были загнаны в ловушку – или подчиняться беспрекословно, или быть уволенными. А сейчас, когда Риддл набирает силу и готовится вот-вот напасть на школу, на счету был каждый верный человек.
      Гарри уже создал Отряд Дамблдора, намереваясь помочь ученикам постичь курс ЗоТС в полную силу, но его умения хватило бы ненадолго. Тем более при условии, что сама Амбридж создала Отряд Инспекции, почти полностью состоящий из слизеринцев.
      Альбус понимал, что теперь спрос с Северуса стал куда больше и жестче, чем был. А плюсом ко всем несчастьям добавился в виде мутации Хранителя. И не известно, сумел ли Риддл проникнуть в сознание Хранителя. И если проник, то оставалось только молиться, ибо знаний Хранителя хватило бы с лихвой, чтобы не просто подчинить себе мир, но и стереть его с лица Земли.
      Альбус не мог сказать на собрании Ордена Феникса, кто был тот зверь. Неизвестно, во что бы все это вылилось. Аластор и так готов был уничтожить зверя, только бы он не достался Риддлу опять. Но вся беда была в том, что Грюм не смог бы его убить. Шкура зверя стала почти непробиваемой, о чем говорилось в отчете при поимке зверя. Никакая Авада на него не действовала. И что делать с потерявшим облик, разум и контроль Хранителем никто не знал.
      А сам Альбус при самом большом желании не смог бы убить ту, что хранила бесконечные знания.
      -У нас нет выбора, Северус. Придется ее отравить. Третье Непростительное ее не возьмет. Да и я не решусь на это.
      -А если она не сможет воскреснуть после трансформации? Что тогда? Я не смогу взять на себя ответственность за убийство высшего существа. Тем более, Альбус, это не просто разумное существо из другого мира. Это та, что присутствовала при создании мира. Вы уверены, что остальные Хранители нас поймут и не сотрут в порошок не только нас, но и весь мир?
      Снейп был мрачен, как туча, невозмутим внешне, но его голос выдавал.
      Альбус понимал волнение и страх своего ученика, поддерживал его, но выхода из ситуации не видел.
      -Эй, ты!– и тычок в бок. – Только дернись, и я тебе устрою танцы в огне, тварь!
      Плотный человек с изуродованным лицом приблизился к клети, сжимая в руке палочку.
      Заклинание, и дверь распахнулась.
      Рядом с человеком стояли еще около десятка вооруженных людей с палками наготове.
      Ошейник больно впился в шею, чуть не задушив. Жаль, что только чуть…
      -Не вздумай сбежать, скотина,– удар заклинанием последовал немедленно, словно предупреждая.
      Меня выволокли из клети.
      Я даже не думала сбегать. Скорее наоборот, могла бы спровоцировать людей на мое убийство, но не смогла бы покончить с собой.
      Одно из правил Великого Кодекса гласит, что Высшее существо, коим является Хранитель, не имеет права лишить себя жизни самостоятельно. Такое карается отстранением от должности и преданием забвению.
      Кто-то считал, что забвение – это благо, но я только раз видела, что это такое, и больше не горела желанием видеть это повторно.
      Меня повели извилистыми коридорами, изредка тычками погоняя вперед.
      Я видела, знала и чувствовала, что люди меня смертельно боятся и лишь поэтому их страх был завуалирован под агрессию.
      Перед массивными дверями процессия остановилась.
      Старший вояка сунул голову в проем двери и спросил:
      -Вводить?
      -Да,– раздался чей-то голос.
      -Вперед!– старший толкнул меня вперед, придерживаясь позади меня. Я вошла.
      -Итак,– голос человека, восседающего на возвышении посереди зала, был глух и мрачен.– Итак, это и есть то животное, что было в армии Сами-Знаете-Кого? – цепкие взгляды окружающих были похожи на мух, что ползали по мне и при любом моем движении торопливо отскакивали в испуге.– Что скажет Визенгамот?
      Присутствующие зашептались.
      -Позволю себе высказаться,– женщина, которую я уже видела в школе, подняла руку.– Мне на секундочку показалось, что это, кхе-кхе, животное, крайне опасно, однако я не считаю необходимым уничтожать его. Оно может послужить Министерству с пользой.
      -То есть его оставить в живых?– министр удивился и недоверчиво оглядел меня с головы до лап.– Не будет ли оно нам помехой? Мы не знаем, какие опыты проделал с ним Сами-Знаете-Кто. Оно не похоже на дементоров, которых можно приручить. Вы уверены, Долорес?
      -Если Министерство владеет и управляет силой дементоров. Почему бы так же не управлять и этим существом?– просюсюкала Амбридж, с любопытством разглядывая меня.
      Мне казалось, что она готова нацепить на меня поводок и пойти гулять на улицы Лондона хоть сейчас.
      Я дернулась, поворачиваясь к женщине.
      Авроры вскинули палочки и отступили.
      -Ду-у-у-ура,– выдохнула я.
      Амбридж не растерялась моей реакции.
      -Кроме того, оно обладает зачатками разума, как видите. Редчайший вид разумного существа. Побольше плетей и оно станет шелковым и ручным, как котенок.
      Я зарычала. От этой жабообразной дамы исходила волна издевок пополам с желанием убивать. То, что надо, но не совсем. Надо было ее подогреть.
      Я рванулась в кафедре Амбридж, едва не сшибив по пути молодого аврора, что в страхе отпрыгнул и неуклюже свалился на пол.
      -Ступефай!– одновременно рявкнули десяток глоток. Шкура приняла заклинания, отсеяв их в обратном направлении.
      Амбридж побелела и схватилась за палочку.
      -Назад, мерзкая тварь!– завизжала она, вскакивая.– Прочь! В зале началась паника. Авроры лежали неподвижно, обездвиженные своими же заклятиями, министр нацелил на меня палочку, которая «ходила» в трясущихся руках, члены заседания кинулись врассыпную. –Ду-у-ура!– провыла я, вспрыгивая на кафедру Амбридж. В глазах перепуганной до полусмерти женщины я разглядела свое отражение: горящие огнем красные глаза, оскал громадных клыков, шерсть… точнее, уже не шерсть, а нечто схожее с чешуей, влажно поблескивающее в свете свечей.
      Я задрала голову и завыла. От бессилия, от осознания собственной беспомощности и уродства. От осознания того, что я уже животное с крохотной долей разума Высшего. И что Иу теперь мне не поможет.
      -Назад! Все назад!– двери распахнулись, и ко мне побежал высокий старик с длинной бородой. Альбус!
      Я отступила от Амбридж, готовой сползти на пол от шока.
      Альбус решился. Это все, что мне надо.
      -Авада Кедавра!– зеленая молния вылетела из его палочки и полетела ко мне.
      Я смотрела на человека с ненавистью, в душе же сдерживая внутреннего зверя, чтобы принять смерть и переродиться.
      -Авада Кедавра!– взревели еще сотня глоток подоспевших авроров.
      Шкура отразила заклятья в обратном направлении и лишь чудом люди успели присесть от разящей смерти.
      Альбус выхватил из кармана мантии какой-то предмет, похожий на загнутый клык, и ринулся на меня.
      -Прости!– и он с силой всадил в меня клык.
      Шкура поддалась нажиму. Кровь хлынула из разорванной шкуры, заливая пол.
      -Добейте!– крикнул Альбус.– Цельтесь в рану! Сотни заклятий полетели в меня. Мне не жить, поняла я, но жизнь так не думала. Организм боролся с ядом, уже порабощающим меня.
      Выхода не было.
      Последний раз взглянув на Альбуса, я плашмя рухнула вперед, пропарывая внутренние органы клыком. Не знаю, что ждет меня за самоубийство, и знать не хочу.
      Кто-то швырнул в меня очередным заклятьем, и жизнь меня покинула.
      -Сжечь! Немедленно!– министр, белый от ужаса, вылетел из зала. –Нет!– крикнул Альбус, но его уже никто не слушал.
      Напуганные люди начали швырять заклятия огня прямо в мертвую тушу животного, мало задумываясь о том, что сами могут сгореть заживо, если шкура отразит заклятья.
      Туша загорелась с одного заклинания. Огонь охватил животное, лежащее на полу, грозясь перекинуться на людей, но люди уже бежали прочь из зала, в суматохе выталкивая отчаянно боровшегося с толпой Альбуса.
      -Скорее! Скорее!!!– люди кричали и давились в дверях, стремясь покинуть это место смерти.
      Последним вытолкали Альбуса.
      -…а потом двери захлопнулись,– директор сидел в кресле и невидящим взором смотрел на огонь в камине.
      -Она точно мертва?– Минерва пошевелилась в соседнем кресле.
      -Сочетание Третьего Непростительного и еще сотни Фламаре Максима…– Альбус прервал себя на полуслове.
      -Она помогла себя убить? – Хуч подперла кулаком подбородок.
      -Именно. Теперь уже не известно, сможет ли она вернуться,– Альбус отвернулся от коллег.
      -Но она говорила, что не может умереть,– Снейп, белый, как мел, с темными «кругами» под глазами смотрел в окно, где уже властвовала ночь. – Как же ее имплант?
      -Я потом вернулся,– директор тяжело поднялся и прошел к окну.– Ничего там не было. От нее ничего не осталось. Ничего. Даже импланта.
      -Что ж, – Флитвик поерзал в кресле.– Я мало ее знал, но я не думаю, что без нее станет хуже. Уж простите, но она нам ничем не помогала. Теперь надо жить дальше. У нас проблема с Сами-Знаете-Кем, потом еще инспектор Амбридж эта…– он развел руками.
      -Конечно-конечно,– согласился Альбус.– Вы правы. Думаю, нам уже пора спать. Завтра тяжелый день.
      Учителя торопливо встали и, попрощавшись, ушли.
      Снейп остался.
      -Филиус в чем-то прав, директор,– едва сказал он, пряча глаза.– Она нам не помогала. Скорее только создавала трудности. Она не из нашего мира и думаю даже лучше, что ее больше нет.
      -Ты в самом деле так считаешь, Северус?– Альбус недоверчиво вгляделся в лицо своего бывшего ученика.
      Снейп отвернулся.
      -Она была невыносима. Он мешала процессу обучения, вмешивалась во все, что ее не касалось…– он горячо заговорил, но прервал сам себя и тихо проговорил:– Нет, конечно. Она невыносима, но она Хранитель. Не знаю, как решится теперь судьба нашего мира.
      -Мира?– Альбус горько усмехнулся.
      -Мира, Земли, как угодно,– отмахнулся Снейп. – За нее ее коллеги с нас шкуру спустят. И не известно еще, что будет дальше.
      -Именно, Северус, именно,– Альбус отвернулся к окну.– И помоги нам Мерлин выстоять.
      Снейп не ответил. Коротко поклонившись, он тихо вышел и закрыл за собой дверь.

    Далее (Глава 8)


Автор: Сью. Размещено с разрешения автора.

Все материалы, расположенные на этом сайте, являются интеллектуальной собственностью (c) Владимира Львова, если иное специально не оговорено.









Russian Babylon 5 Site
 
Created by Babylon 5 team. All rights reserved. © 1997-2010