Первый российский сайт сериала «Вавилон 5»
Зеленые страницы
Z'Ha'Dum
Лавка Дрази-спекулянта
· Начало / На сайте · Авторы / Контакт · Вселенная В5 · Вселенная JMS · Эпизоды недели·
· Мероприятия / Конвенты · Cайты B5 · Фанфик · Опросы симпатий · Викторина · Чат · Форум · Гостевая книга ·
Здесь был Лондо

Слушай музыку, а не песню

    Вселенная Вавилона-5 и мир Гарри Поттера, что общего? В этом романе, автор связал эти два мира, на первый взгляд между ними нет ничего общего, но оно нашлось.


    Назначение - Земля

    Глава 9

      Сидя на берегу озера, я предавалась размышлениям в теплой и мокрой компании одного кальмара.
      -И ведь главное что? Главное не то, что я третий раз попала на чертову Землю. Дело даже не в том, что я попала на нее с разрывом менее десяти лет, что уже само по себе странно. Дело даже не в том, что земляне мне надоели хуже вареного спу, а в том, что события каким-то непостижимым образом вертятся вокруг одного и того же и имеют непосредственное отношение к будущему в целом и Вавилону 5 в частности.
      Я жаловалась на судьбу, кальмар внимал, но молчал, ибо говорить может и мог, но не хотел.
      -К примеру,– снова начала я монолог,– взять того же Поттера. Или обоих Поттеров. Или весь род Поттеров…– от осознания того, что я сказала, мне стало не по себе. Подумав, я плюнула на затею и начала с другой темы.– Одно дело учиться, скажу я тебе, а другое – воевать. Вот скажи, зачем мне надо учиться, а?– кальмар бессмысленно таращил круглые глаза и упрямо молчал.– Мне, научить магии которую не способен ни один самый искусный техномаг? Или вот, к примеру: почему каждый раз, как мне приспичит завести интрижку, мне постоянно попадаются одни земляне? Это ли не издевательство над организмом? Ты не обижайся, но мне эта твоя Земля – как кость в горле. Ну, вот почему не Нарн? Или, скажем, Центавр? Или ЗаХаДум на крайний случай? Там хоть скучать не приходится. А тут…– я махнула рукой и занялась делом.
      Камешки летели в озеро, едва не попадая в обитателя глубин, но тот, и так встревоженный неожиданной гостьей, молчал и внимал.
      Я сидела уже час и вспоминала мою реакцию на мое назначение на эту планету в третий раз.
      Я орала добрый час на куратора, когда он сказал, что я опять на Земле, опять в мире магов и опять должна буду быть Учеником. Прооравшись, разбудив половину обитателей леса, разбив костяшки пальцев в кровь о ближайшее дерево, посулив миллион чертей в программу Иу, я пришла к выводу, что мое путешествие меня достало.
      Естественно, выдвигать какой бы то ни было ультиматум мне и в голову не приходило. Во-первых, некому, во-вторых, незачем. Частично, в-третьих, это даже опасно. Иу может обидеться и шандарахнуть меня по мозгам, а это больно.
      Иу, слушая мои излияния первый час, мне не мешал. Просто доложил обстановку и мирно смылся, оставив меня и мою ярость одних.
      После того, как я смогла прийти в себя и отдышаться, Иу появился и потребовал от меня полного подчинения. Естественно, последнее было ему продемонстрировано в виде лечения поврежденного дерева ценной магической породы. Проклятое растение питалось кровью, что мне и пришлось ему дать вместо обильного дождика, как и полагалось бы нормальному растению чертовой планеты.
      Выкачав из меня четыре литра, насосавшись, как комар, дерево убрало корни, которыми, мягко говоря, только что вспороло мне вены и отползло.
      Я же, еле дыша, отползла подальше и замертво рухнула на стылую землю.
      -Я тебя ненавижу,– простонала я куратору.
      -Твое право,– ответил он и снова исчез.
      И вот теперь, сидя на берегу озера, в компании кальмара, который ни черта не соображал, не говорил, но и не мешал, я, «перемыв косточки» Иу, принялась жаловаться на свою судьбу.
      -И за какие грехи он меня так ненавидит?– вопрошала я в глубокой задумчивости у кальмара. – Куратор, наставник, помощник, а такой противный тип. Нет бы хоть на край галактики… хотя мне и там уже тошно.
      Если обитатель озера и мог бы говорить, вряд ли он меня понял и вряд ли помог мне.
      В рассеянности бросив очередной камешек, чуть не угодив кальмару в глаз, я так же рассеянно извинилась перед водяным жителем, и решила что на сегодня самобичевания мне достаточно.
      Махнув на прощание кальмару рукой, я неторопливо поднялась, отряхнула рубашку и брюки, и потянулась до хруста в позвоночнике.
      -Хранитель!– от крика директора школы меня чуть не парализовало. –Создатель Великий,– проворчала я. – Кричать-то зачем?
      -Мы уже думали, что Вы больше не вернетесь! Я обшарил все Министерство, но ничего не нашел. Боже мой!– с этими словами старый директор с силой обнял меня.
      -Я тоже Вам рада, Альбус,– прохрипела я, сдавленная, как камбала.– Видите ли…– я подождала, пока Альбус меня отпустит из объятий, и продолжила:-… я переместилась. Не туда, куда хотела бы, но недалеко. На ту же Землю, в тот же век, даже в то же десятилетие, будь оно неладно. Пока я охраняла человека, что интересное произошло? Я получила новое задание и теперь я не просто Ученик, а Воин тире Ученик с правом на убийство. Не пугайтесь, Альбус, право на убийство в целях сохранения своей жизни и не более того. Иу, проклятый зануда, согласился только потому, что не видел иного выхода после моего заколдовывания.
      -Министр в ярости,– начал Альбус, увлекая меня к замку,– он постановил передать почти все полномочия по управлению школой Долорес Амбридж. Она новый преподаватель Защиты от Темных Сил. Теперь дети учатся искусству дипломатии, а не реальной защите. Им даже запрещено пользоваться волшебством. Вам не стоит возвращаться в школу, это очень опасно. Драко Малфой теперь всем рассказал, на чьей Вы стороне, что с Вами случилось. Я больше не смогу Вас защитить.
      -Обойдусь,– мрачно ответила я, разумеется, ничего плохого в том не видя.– Что еще?
      -Самое ужасное, что теперь по школе снуют слизеринцы, наделенные правами самой Амбридж. Факультеты почти что дошли до объявления войны.
      -С ума сойти,– вздохнула я, бодро шагая за Альбусом.
      -Дети напуганы нововведениями. Даже я уже не в силах контролировать ситуацию,– Альбус в отчаянии всплеснул руками.
      -Альбус, Вы сильный маг,– скучающим голосом начала я,– что Вам мешает растереть эту жабу в порошок? Я достаточно набралась информации, чтобы понять, что Вам и слова никто поперек не скажет, если что.
      -Да что Вы!– Альбус от ужаса даже остановился.– Я не приветствую насилие, а уж тем более убийство.
      -Что и помешало Вам придушить юного Риддла еще в детстве,– мрачно подвела итог я.– Вы знали, что за фрукт попал в школу, знали о его вранье, но ничего не предприняли, понадеявшись на авось.
      -Конечно, это была моя ошибка,– Альбус в отчаянии заломил руки,– но…
      -Но и этого станет мало для того, чтобы уничтожить какую-то там образину в виде министерской подстилки.
      Альбус горестно вздохнул.
      -Увы, она не… хм… подстилка,– тихо ответил он.– Я не могу так, Хранитель. Не все можно решить насилием и убийством. А как же дипломатия?
      -Псу под хвост вашу дипломатию, Альбус,– еще мрачнее выдохнула я.– Пусть детишки учатся дипломатии, пусть жаба учит «добродетели», скрытой под маской законов Министерства. Пусть все пойдет к чертям, а Вы будете чисты перед законом. Теперь, когда у меня гораздо больше прав, я этого так не оставлю. Хотите играть в грязи – не бойтесь испачкаться. Хотели войну – вы ее получите! В конце концов, Тени правы в своей политике – цивилизации нужно периодически стравливать, а то загниют на корню от идеалов.
      -Но Хранитель…– Альбус взглянул на меня, но промолчал, не решившись сказать что-то еще.
      Вид у меня был свирепый. Я решила, что мне довольно прятаться за назначение Ученика и пора взять правление или его часть в свои руки и навести здесь порядок. В конечном итоге, Земля, как довольно отсталая в этом веке планета, являлась моей собственностью, и история Земли могла быть переделана мной, как того хотелось мне. И даже Иу здесь не рискнет мне возражать.
      Ворлон и его политика дисциплины как раз подойдет. А Тени и их метод разгрома муравейника – это на закуску.
      Я не пошла в кабинет директора, мотивируя отказ тем, что мне необходимо видеть виновника бед школы. Нет, не саму Амбридж, а юного мистера Поттера, занозу в заднице их главного злодея.
      У школьников как раз начинался обед.
      Большой зал был полон народу, но школьники вели себя тихо, что уже было странно.
      -Гермиона!– я подошла к девочке за столом, мрачно ковырявшей запеканку.– Мне нужен Гарри. Где он?
      -Он отбывает наказание у профессора Амбридж,– тихо ответила девочка, не отрываясь от терзания запеканки.
      -Гермиона!– я слегка встряхнула девчонку.
      Вдруг она, насколько я могла судить, такая сдержанная, порывисто вскочила и выбежала из зала, рыдая.
      Я нахмурилась.
      -Рон?– я выразительно посмотрела на рыжего друга Поттера. –Гарри опять не сдержался,– мрачно ответил рыжий. – Снова нагрубил Амбридж. Знаешь, мы думали, что ты умерла там. Малфой уже всем растрезвонил, что ты перешла на сторону Сама-Знаешь-Кого.
      -Знаешь кого, не знаешь кого, брось, Рон!– не вытерпела я.– Что не так? Я пропустила не так много времени, но что-то уже пошло не так. Что?
      -Все не так. Амбридж и ее шавки-ищейки теперь нам проходу не дают. Инспекционная дружина,– передразнил он кого-то.– Хорек ходит довольный, как кот, наевшийся сметаны. Клянусь, придушил бы его!– рыжий сжал кулаки.– Если хочешь подробностей, приходи сегодня после ужина к картине Полной Дамы. Я проведу тебя к нам.
      Рон торопливо доел обед и выскочил из зала.
      Я оглядела обедающих. Юный слизеринец, чей папаша так любезно изволил меня помучить, сидел, пристально за мной наблюдая.
      Предостережение Альбуса давало простор воображению. Слизеринцы смотрели на меня так, как будто увидели если уж не привычное им привидение, то пришельца из космоса.
      Окинув взором стол преподавателей, я столкнулась взглядом с профессором МакГонагал. Дама как раз поднесла ко рту ложку, но так и застыла. Профессор Снейп побелел, но и виду не показал, что у него на душе. Амбридж скривилась, будто от увиденного таракана, и приступила к принятию пищи.
      Я снова перевела взгляд на Снейпа. Он смотрел на меня, не отрываясь.
      Я бы сумела его простить за все то, что он невольно сделал, но смогла бы?
      Его лицо было непроницаемо, но я даже отсюда чувствовала, как бьется его сердце – испуганно, судорожно, предчувствуя беду.
      Я мрачно усмехнулась уголками губ, глядя исподлобья на профессора зельеварения. Скоро, скоро, профессор. Скоро доберусь и до Вас!
      До ужина я почти не появлялась на людях. Пару раз вышла к Альбусу, но в остальное время сидела у себя в комнате и медитировала. Вопросов и решений было множество, но не бесконечное множество. Драко уже успел передать весточку папе о моем возвращении, что одновременно забавляло меня и немного злило. Если знает Малфой-старший, знает и Риддл, а если знает Риддл, неизвестно что может произойти. Частичная уверенность Темного Лорда в моей смерти была на руку лишь до определенно момента. А именно – до моего чудесного возвращения к жизни. Я вполне могла составить ему конкуренцию. Разумеется, меня нельзя было использовать в качестве хоркрукса, нельзя было применить переливание крови от меня к нему, ибо любая клетка вне моего тела была практически бесполезна, но снова взять меня в плен и превратить в очередного монстра было реально. Только теперь я знала силу Метки на руках Жрецов и близко не подходила ни к одному. А уж тем более к Снейпу. Во время медитации принято отключать сознание и очищать разум от всех эмоций. В любом случае, если медитация не получалась из-за наплыва вопросов-ответов, получалось размышление в тишине и покое.
      Ужина я ждала, как пришествия мессии. Гарри так и не появился, Гермиона вытирала платком покрасневшие глаза, а Рон мрачно смотрел на стол слизеринцев. –Ненавижу!– процедил он, разглядывая Драко. Блондин побелел под моим тяжелым взглядом и что-то зашептал Блезу Забини. –Не стоит он того, Рон,– я, по-прежнему не переодетая в школьную мантию, восседала за столом, почти не обращая внимания на учеников зелено-серебристого факультета змеи. Мое равнодушие было обманчиво. Отличаясь от землян не только наличием второго сердца, я умела видеть «третьим глазом». В действительности, я и была трехглазой, только куратор его прочно скрывал от взоров остальных людей. Маленькие секреты должны быть у каждого, тем более у Хранителя. –Как ты смогла так поступить?– Гермиона подняла на меня заплаканные глаза.– Как ты могла нас бросить?
      Я недоумевающее воззрилась на девочку.
      -Не понимаю, о чем ты, Гермиона?
      -Ты предала нас, ты бросила Гарри в тот момент, когда ему так нужна твоя помощь!– всхлипнула она.
      -Да о чем ты?– нахмурилась я, совершенно сбитая с толку.
      -Ты превратилась в монстра, ты перешла на сторону Вол… Волдеморта,– Рон вздрогнул, но промолчал. Гермиона даже не заметила реакции друга.
      -Не по своей воле, девочка. Кроме того, ради одного только Гарри я все равно бы не осталась на Земле. У меня слишком много дел,– я пожала плечами.
      -Ты предатель!– крикнула Гермиона, вскакивая.– Ты хранишь только то, что тебе дорого! Тебе плевать на всех, кроме своей дурацкой истины! Тебе плевать на всех живых!
      Гермиона кричала, ученики молчали, глядя то на нее, то на меня, учителя молчали, пряча глаза, а я смотрела на красную от гнева девочку и знала, что она в чем-то права.
      -Гермиона…– начала я, но она не дослушала, развернулась и выбежала из зала.
      Рон уткнулся в тарелку, Невилл с грустью взглянул на меня и спрятал глаза. Остальные молчали.
      -Как знаешь, девочка,– тихо сказала я, глядя на двери, за которыми скрылась Гермиона.– Как знаешь…
      Уловив движение за столом учителей, я обернулась, встречаясь с взглядом Альбуса. Он вздохнул и опустил глаза.
      Я встала и вышла из зала, провожаемая взглядами учеников и учителей.
      Рон вышел последним. –Пошли,– мрачно буркнул он, даже не глядя на меня.
      Он прошел коридорами, поднялся наверх, прошел мимо ничем не примечательной стены три раза.
      Дверь появилась буквально из ниоткуда.
      -Входи.
      Я вошла, послушно села в удобное кресло.
      -Дело в том, что Гермиона тебе не верит,– Рон даже не смотрел на меня.– Она и многие из наших тебе не верят, полагая, что ты на стороне Сама-Знаешь-Кого. Малфой уже неделю рассказывает всем про твою смерть в Министерстве, Дамблдор молчит. Что нам оставалось думать?
      -Странно,– медленно сказала я, гладя на рыжего парня.
      -Что?– вскинулся он.
      -Странно, что я слышу это от тебя, ведь в вашей компании Гермиона самая рассудительная, а ты меня и вовсе ненавидишь.
      -Гермиона на взводе. Амбридж назначает взыскания Гарри, он приходит еле живой от этой жабы. Бледный, губы дрожат, в лице ни кровинки. Что нам думать? Он ничего не говорит, а Гермиона переживает. Я тоже. А тут еще ты… Может меня и считают придурком, но я все же умею делать выводы. Мой папа, Артур Уизли, работает в Министерстве. Он рассказал мне, что ты так и не убила никого, но могла. И Тонкс ты не тронула. Я ему верю. Так же я поверил и тебе.
      -Тонкс? Та девушка на улице,– я вспомнила глаза юного аврора. – Я и не могла бы убить. Нарушение приказа куратора…
      -Ну конечно,– сник парень.– Просто приказ начальника. –Рон,– мягко сказала я, дотрагиваясь до мальчишки,– погоди. Я в любом случае ничего не смогла бы изменить в той ситуации с Гарри. Я была не на том положении, чтобы что-то менять. Да, я умерла, да, я была занята после возрождения. Теперь все изменится. Теперь у меня гораздо больше полномочий. Теперь… впрочем, с Амбридж я все равно не смогу расправиться, но я могу помочь Гарри.
      -Давай, пока не стало поздно. Эта жаба из него будто кровь пьет. –Я постараюсь, но многого не обещаю. Пойми меня правильно, Рон, я не всемогуща. Я многого не умею, многого не смогу сделать, а на многое у меня просто связаны руки. В масштабе планеты я смогла бы сделать больше, но в мире магов, в крохотном островке средоточия волшебства…– я развела руками.
      -Но ты постараешься?– в его глазах была мольба.
      Я кивнула.
      Конечно, лгать плохо, но что я могла ответить мальчику?
      Рон объяснил правила пользования и вызова Комнаты-По-Необходимости и ушел. Я осталась, глядя, как закрывается за ним дверь.
      Сколько я так просидела, принимая решение, я не знала. В комнате не было часов. Да и мне откровенно было на все плевать.
      Помедитировав на стену еще пару минут, я решила, что с меня довольно сидения и ничегонеделания, и вышла.
      -А вот и верная собачка Милорда!– чей-то подозрительно знакомый голос заставил меня остановиться и оглянуться.
      Сзади стоял Малфой-младший и нагло ухмылялся.
      -Не за такие слова я убивала созданий разумнее, чем ты, малыш,– я мягко ответила на оскорбление.
      -Папа сказал, что ты сдохла на той облаве,– Малфой манерно растягивал слова, глядя на меня с презрением.– Интересно получается: я вижу тебя живой.
      -Живее, чем будешь ты через пару лет, если не одумаешься, малыш,– так же мягко ответила я, разглядывая его лицо.
      -Ты смеешь мне угрожать, грязнокровка?!– Драко не выдержал и тараном попер на меня.
      Я перехватила его руку, вышибла палочку и с силой швырнула в дверь Комнаты-По-Необходимости. Парень ударился лицом и кулем свалился мне под ноги.
      -Ретивый малыш,– так же мягко произнесла я, поднимая его палочку и намеренно крутя ее перед его глазами. – Самые смелые умирают самыми первыми.
      -Ты не посмеешь!– в ужасе простонал он, неотрывно следя за моими пальцами.
      -А кто мне запретит, малыш? – я не меняла тембр голоса, осознавая, что еще немного, и парень наложит в штаны.– Ты еще не понял, с кем связался? Разве папа тебе не говорил, что нападать на старших некультурно, глупо и может быть смертельно опасно? А разве нападать на того, кто старше твоей гребаной планеты – не самоубийство? А если при этом я старше самой Вселенной, что скажешь на это?
      В глазах мальчишки мелькнул животный ужас. Он ловил ртом воздух, как рыба.
      -Что?– еле выдохнул он, почти теряя сознание. –Что слышал,– я подняла парня за шкирку и встряхнула, швырнув его в комнату, как мешок с песком.
      Он отлетел к дальней стене и затих.
      -Послушай, парень,– я неторопливо закрыла дверь и подошла к мальчишке,– скоро твой Лорд, эта полукровка, вообразившая себя властителем мира, захочет тебя заклеймить. Или ты уже…-я схватила руку парня и разорвала манжет, оголив его руку до локтя. Убедившись, что метки нет, я продолжила.– Твой папа попадет в такую историю, что тебе потом не отмыться от грязи вовек. А сам ты станешь убийцей того, кто дал тебе защиту в этой школе. Нравится?– я встряхнула его за руку.
      -Я не… я не…– Малфой так вытаращил глаза, что стал похож на большую рыбу.
      -Мне, поверь, ничто не мешает очистить Землю от твоего на ней присутствия. Более того, это в какой-то степени и есть моя работа. Хранить Истину, очищать мир от таких, как ты – глупых, слабых, больных манией величия. Я могу прямо здесь раскроить тебе череп, потом убить твоих родителей, всех служителей культа Волдеморта…– он содрогнулся всем телом при упоминании имени Риддла,– …а потом взорвать всю планету к чертям собачьим, только из-за того, что мне надоели земляне как вид разумных. Вы слабые, а в угоду эволюции слабых нужно уничтожить.
      Драко глядел на меня, боясь шевельнуться.
      -Ты… Вы… но Вы же не…– он не смог больше ничего сказать, упав в обморок. –…не сделаю этого, слабое ты существо, но не потому что мне важна ваша планета, а потому, что на ней живут достойные люди, а после всего этого придет тот, кого я отправлю на верную смерть, чтобы жили остальные,– с горечью продолжила я, распахивая дверь комнаты и выходя. –Иу, преобразуй одежду,– приказала я, шагая по коридорам в свои покои. – Мне незачем больше скрываться.
      Брюки, рубашка, ботинки начали меняться, расширяясь, преобразовываясь, темнея.
      Я решила, что с меня довольно всех этих нелепых мантий, всего этого фарса. Я не в том положении, чтобы не стать, наконец, собой.
      Когда я дошла до своей комнаты, на мне были одежды Энтил’За – Учителя, Наставника, Великого. Не те, что когда-то надел Вален-Синклер, не минбарское одеяние, но одежды той, кто курирует никому не нужную Истину, кто хранит Ее.
      Черный мягкий костюм, состоящий из брюк и рубашки, поверх которого накинут черный плащ с капюшоном, полностью скрывающим лицо. Согласна, наряд Хранителя не столь красив, но зато многофункционален и удобен. И чем-то похож на мантию, столь ненавистную мне. Ботинки приобрели твердость подошв, сравнимых с алмазом, но внешне мало чем изменились.
      Никакой особой красоты мне не нужно. Никаких защитных функций облачение не несло, зато шест полностью скрыт от любопытных глаз в рукаве плаща, и за обнаружение трансфа можно не волноваться.
      Я поймала себя на мысли, что теперь я почему-то напоминаю сама себе профессора Снейпа. Весь в черном, невидимый во тьме, одинокий и решительный…
      Я остановилась около двери в комнату и оглянулась. Я была не одна. Кто-то следил за мной, но мне уже было все равно.
      -И еще, Иу, пора менять правила игры. Я не могу пользоваться магией, но могу приказать любой паршивой двери открыться и без никчемного пароля. Должны же быть у Хранителя преимущества перед смертными.
      Я пнула дверь и скрылась в проеме, оставив наблюдающего за мной недоумевать.
      Профессор Снейп заметил истерику Грейнджер, увидел, что Драко усмехается, понял, что Уизли – младший назначил Хранителю встречу, и поспешил сделать выводы. Неизвестно что стало с вновь прибывшим Хранителем, кем она стала, на что могла пойти, но ее полный презрения взгляд говорил о многом. Она решила идти до конца, а вот что это означало для людей – большой вопрос.
      Плюс к работе, контролем над неугомонным Поттером, профессору прибавилась работа по надзором за женщиной, прибывшей из глубин Вселенной неизвестно для чего.
      Слишком жестким был ее взгляд, когда она обратила на Снейпа внимание.
      Во взгляде была холодная ярость и желание убивать. Скованный приказом Альбуса, страхом за будущее мира как магии так и в целом мира, Снейп мог только надеяться, что у Хранителя хватит мудрости не начать чистку рядов людей прямо в школе. Хотя, даже случись такое, он, Снейп, не смог бы ей помешать.
      Он и так чуть не сделал из нее верного пса Лорда, по своей неосторожности приведя ее к Лорду. Чертова Метка!
      Снейп торопливо доел ужин и вышел потайным ходом из зала.
      Уизли привел Хранителя к Комнате-По-Необходимости.
      Никем не видимый, профессор заметил еще одного гостя, пристально наблюдающим за парой.
      Его ученик, потенциальный Жрец Смерти, один из слизеринцев – Драко Малфой.
      Снейп увидел, как через какое-то время двери комнаты распахнулись, и оттуда вышел один только Уизли. Хранитель осталась внутри. Снейпу не терпелось пойти к ней, объясниться, сказать, что это была случайность, что это его вина, но он не смог решиться.
      Противное чувство робости перед женщиной. Снейп ненавидел сам себя. Он давно не боялся Лорда, ему было плевать на угрозы, увещевания и приторное сочувствие Альбуса, которого он, конечно, любил и уважал, но иногда мечтал просто уничтожить вместе с Волдемортом и Поттером – младшим. Но почему-то с приходом этой женщины у Снейпа появилось противное чувство робости.
      Снейп не лгал сам себе. Он до жути боялся эту ничем не примечательную, но решительную, могущественную и в то же время беззащитную женщину.
      С первых мгновений она дала понять, что сильнее всех вместе взятых, что мудрее, что чувствительнее, ранимее… что она прожила не один миллиард лет и проживет столько же, теряя тех, кого любит… если любит…
      Северус стоял в нише, никем не замеченный. Вот дверь распахнулась во второй раз. Она вышла. Драко чуть отстранился, чтобы оставаться какое-то время незамеченным, но потом обнаружил себя.
      Что-то сказал. Хранитель ответила. Мальчишка полез в драку. Северус даже не понял, что произошло за тот миг – Хранитель перехватила руку парня, вышибла палочку, а самого мальчишку швырнула в комнату. Подняв палочку, Хранитель вошла в дверь, закрыла за собой ее и…
      Северус терялся в догадках, что могла сделать с самоуверенным Малфоем такая женщина, как Хранитель. Она бы не убила его, это определенно. Хотя признаться себе, Снейп боялся именно этого. Хранитель уже дала понять, что она вернулась уже не просто Учеником, покорно выполняющим приказы. Это была хозяйка положения. Один только взгляд не сулил ничего хорошего.
      Дверь снова открылась, хранитель вышла одна. Северус заволновался. Сердце застучало, как сумасшедшее. Где Драко? Что она с ним сделала?
      Женщина прошла, не замечая Снейпа. Профессор бросился в заветную комнату.
      -Драко!– парень был жив, просто в глубоком шоке и обмороке. Надо бы потом узнать, что привело к такой реакции.
      Не теряя времени, профессор побежал следом за женщиной. Что-то показалось ему странным в ее взгляде. Нужно было убедиться, что она не убьет кого-нибудь, попавшегося ей под горячую руку.
      Тенью профессор проскользил по коридорам, моля всех святых, чтобы Хранитель не оборачивалась.
      Одежды на женщине менялись. Вместо рубашки и брюк появилось что-то черное, длинное, похожее на мантию, пугающее и одновременно изящное.
      Хранитель остановилась перед дверью и что-то сказала. Подождала пару секунд и, пнув дверь, скрылась за ней.
      Северус перевел дыхание. Теперь назад дороги нет. Хранитель стала собой окончательно и только бог знает, куда все это приведет.
      Развернувшись на каблуках, профессор торопливо ушел в Комнату-По-Необходимости и вытащил оттуда Драко.
      -Что она тебе сказала?– Снейп привел парня в порядок заклинанием и теперь решил допросить его.
      -Она…– Драко ловил ртом воздух и моргал. – Она сказала, что… она… профессор, она хуже Темного Лорда!
      Драко обмяк на руках профессора, снова потеряв сознание.
      Северус тяжко вздохнул. Он получил доказательства.
      Ничем не примечательное утро. Ничем не примечательный завтрак, если не считать реакции присутствующих на мое появление. Я, способная приказать Вселенной снова сжаться в точку, была почти беспомощна в мире магов, но я решительно противилась такому положению дел.
      Да, меня можно заколдовать, но я так просто не дамся. Иу за ночь усовершенствовал трансф в некое подобие оружия против волшебных палочек и теперь магия, не то чтобы была мне не страшна, (этого даже Иу сделать не смог бы), но, тем не менее, от превращений я была защищена. Хватит с меня быть ручной псиной каких-то психов, как эти телепаты на службе Ворлона!
      Я прошла рядами столов и села рядом с бледным как смерть Поттером.
      -Так-так, – я заметила на руке мальчика красные порезы.– Увлекся татуировками? –Что?– щека Гарри дернулась, как от удара, но он так и не поднял глаз.– Нет. Развлекаюсь вот. Он сунул мне под нос руку.
      «Я не должен лгать!»
      Странная фраза, явно не имеющая отношения к мальчику его лет. Само по себе странно, что на руке. Втройне странно, что фраза будто вырезана скальпелем. На психа парень не похож, значит, в дело вмешивается третье лицо.
      -Кто?– одними губами прошептала я. –Амбридж, – Гарри уткнулся в тарелку с овсянкой. – Она совсем ополоумела.
      -Так-так,– второй раз за утро повторила я, собираясь взглянуть на мучительницу детей.
      -Нет!– Гарри схватил меня за рукав.– Не смотри! Даже не говори с ней! Ты не понимаешь!– он так волновался, что побледнел теперь совершенно, хотя я полагала, что дальше некуда.
      -Встретимся после завтрака,– прошептала я, проглотила наспех какую-то булочку, торопливо запила ее мерзким на вкус соком и вышла из зала.
      -Она ненормальная!– я шипела на куратора, а он даже не шевельнул и бровью, глядя на меня.– Мучить мальчишку! Резать его! Да что за мир!!!
      -Предложения?– зевнул Иу.
      -Убью гадину,– трансф ожил и прыгнул в руку, раскрывшись.
      -Отказ,– Иу зевнул снова.– Еще предложения будут?
      -Покалечу,– пообещала я, взмахнув шестом.
      -Отказ. Это все?– Иу проявил нетерпение. Странно, ему совершенно некуда спешить.
      -Что же тогда?– чуть не взвыла я.
      -Думай,– Иу исчез, оставив меня в полном недоумении и ярости.
      -…теперь ЗоТИ стали чем-то вроде урока домоводства и хороших манер,– Гермиона в сопровождении двух закадычных друзей вышла из зала.
      -Надо что-то придумать!– подхватил Рон.
      -Пока у нас во главе стоит Дамблдор, нам ничего не угрожает,– Гермиона даже остановилась, раздумывая.– Гарри, у тебя же лучше всех получается сражаться.
      -Гарри, советую тебе организовать курс самозащиты,– я появилась из ниши.– Подумай, ты справился на четвертом курсе, что тебе мешает провести занятия на пятом?
      -В самом деле, Гарри!– Гермиона тепло мне улыбнулась.– Ты же лучший! –Я не смогу,– Поттер покраснел от смущения.– Я же… –Ты победил один раз, сможешь и второй. А тем более в команде своих единомышленников. Поверь, это дорогого стоит.
      Я положила ладонь на плечо мальчика.
      -Я смогу!– решительно сказал он.– Нам нужно место сбора.
      -Комната-По-Необходимости подойдет?– я постучала пальцем по губам в задумчивости.
      -Великолепная идея!– Гарри от радости обнял меня и, подхватив Рона, увлек его по коридору.
      Гермиона на миг задержалась.
      -Хранитель, я…– она опустила глаза.
      -Ничего, Гермиона. Я понимаю. Ступай.
      В самом деле, толку обижаться на девочку?
      Неделя пролетела незаметно.
      Для меня занятия возобновились, а для остальных они и не прерывались.
      Гарри все так же пререкался с Амбридж, несмотря на уговоры как с моей стороны, так и со стороны Гермионы и Минервы МакГонагал. Парень упорно не желал держать язык за зубами, хотя в моей практике было достаточно примеров последствий подобной несдержанности. Я и сама не раз становилась объектом травли только из-за неуместного чувства справедливости.
      Зелья становились все сложнее, История магии усыпляла не хуже наркотика, Прорицания с кентавром Ференцем едва ли спасали положение.
      Доброжелательный и галантный кентавр не раз беседовал со мной после уроков, задавая поистине мудрые вопросы о мироздании и будущем. Надо сказать, что он был едва ли не единственным, с кем мне было хоть каплю комфортно. Странное дело, сказочная коняшка – единственное существо, которое понимало меня едва ли не с полувздоха. Он рассказывал мне о прошлом планеты, говорил, что его прадед видел, как с небес спускаются сияющие существа, говорил о том времени, когда они ходили среди людей и помогали им.
      Я часто пропадала на улице, коротая время в обществе кентавра. Странное дело, оказалось, что мы духовно совместимы. Он понимал меня, а я – его и нам было так уютно. Он грустил о стаде, откуда его выгнали, а я – о своем доме, который тщетно пыталась разыскать вот уже несколько миллиардов лет подряд.
      Тревога была объявлена в пятницу днем.
      Ничем не примечательный обед в зале, суп, второе, сладкое и спецзаказ в виде кружки чая для меня. Сил больше не было пить бурду в виде сока, которым пичкали детей.
      -С тобой жаждут встретиться,– Иу появился, перепугав сидящих рядом со мной учеников. Вот ведь незадача – общаться с привидениями и испугаться голограммы! – Переход через минуту. Приготовились…
      -Мисс… словом, я не знаю, как Вас там звать…– Амбридж приближалась ко мне рысью, сжимая в руке палочку и, кажется, даже направляя ее на меня.
      В этот неблагоприятный момент проходящий мимо меня профессор Снейп инстинктивно прикрыл меня спиной.
      Амбридж неловко толкнула его, и он чуть не упал на меня, я успела подхватить его и…
      -Переход!– Иу открыл портал, куда я и держащийся за меня профессор и влетели.
      -Угроза! Угроза! Угроза!– чертова сирена сводила с ума. Я ориентировалась моментально. Сказывались годы и годы работы. Профессор же был не приучен к перегрузкам и таким сумасшедшим перемещениям.
      Я оценила обстановку: наведенная на нас система безопасности ворлонского транспорта. Если шелохнемся – нас испепелит в долю секунды.
      -Профессор, умоляю, только не шевелитесь!– одними губами прошептала я человеку.
      Он замер.
      -Кто ты?– голос ворлонца прозвучал на его родном языке – музыкальный, резкий частотный набор звуков.
      -Хранитель Восемь,– ответила я на интерлаке. – Убери пушку, а то еще поранишься.
      Ворлонец медленно выплыл к нам.
      -Улькеш!– прошипела я, глядя в пульсирующую мембрану на скафандре.
      -Хранитель,– передать интонацию мог только родной язык Ворлона. Переводчик на это был не способен.
      -Убери пушку, Улькеш, по-хорошему прошу. Меня вводило из себя наглое поведение ворлонца. Конечно, не его вина, что мы вот так свалились ему как снег на голову, с другой же стороны не содействие Хранителю жестоко карается. Мембрана моего третьего глаза начала открываться. Глаз – это своего рода оружие. Применять его можно, но только в крайнем случае. Как раз, то есть, сейчас. Если Улькеш не приструнит корабль, я убью ворлонца. Улькеш отдал приказ убрать оружие. Корабль втянул прицел.
      -Слуга, раб, пес,– громко сказала я, имея в виду послушный, подчиненный только целям хозяина корабль, являющийся живым организмом.
      Не то, чтобы я любила эти корабли, но и ненавидеть их было слишком.
      -Слуга,– ответил Улькеш на ворлонском языке.– Кто это?– он качнулся по направлению к Снейпу.
      Я жестом показала человеку, что угроза миновала. Снейп выпрямился, выхватывая палочку.
      -Не смейте!– жестко приказала я профессору по-английски, ударив того по руке.– Мы в космосе. На вакуум захотелось? Это один из ваших цепных псов, ваша недоделка, оружие, что вы оставили на Земле,– зло прорычала я ворлонцу на его родном ворлонском.
      -Хорошо,– проговорил он.
      -И перейдите на человеческий язык!– рявкнула я, не закрывая третий глаз.
      -Да-а-а,– в этом Ворлонец весь. Односложные ответы, понять которые дано не всем.
      -Цель – Вавилон 5?– спросила я.
      -Да-а-а,– был мне ответ. Улькеш не двигался, только поводил шлемом взад-вперед, пульсировал зрительной мембраной и изучал профессора.
      Сам человек выглядел довольно скверно.
      Мне стало совестно. Я обняла мужчину и насильно усадила его в трансформировавшееся тут же из пола кресло, приспособленное для человеческого организма. Корабль улавливал состояние хозяина и повиновался любой его мысли. Я же, как хозяйка Вселенной, тоже в какой-то степени имела на него влияние, но не стремилась его проявить, полагая, что этого не нужно.
      -Профессор Снейп, произошло недоразумение,– я вгляделась в расширенные от страха глаза мужчины.– Иу перенес меня, но в момент перехода так случилось, что в мое поле вошли и Вы. В общем, мы в космосе, мы летим на станцию Вавилон 5, и я не представляю зачем. Вам настоятельно не рекомендуется пользоваться магией, ибо я не знаю, как она сочетается с инопланетянами. Кроме того, это в принципе опасно. Может, не здесь, на корабле, но на станции – очень. Постарайтесь обойтись без магии, если можно. Охрану я беру на себя.
      Он медленно кивнул.
      Я понимала, что в первый раз сложно понять и поверить, что ты не на привычной тебе планете, а где-то в глубоком космосе, кроме того, одному из тех, кто вел замкнутую в своем мирке жизнь, слабо представляя, что есть космос на самом деле.
      -Я займусь им,– куратор появился вовремя. – Посмотри на меня, Северус. Только Иу, с присущим ему наплевизмом на условности мог позволить себе обращаться на «ты» к кому угодно. Я же себе позволить такую роскошь не могла. Теоретически – да, но практика показывала, что безоговорочное уважение к разумным существам – первейшая и святая обязанность Хранителя, как личности. Пока Иу обрабатывал и блокировал центр страха профессора, я беседовала с Улькешом. Хоть беседой мое раздраженное шипение можно было назвать весьма условно.
      -Телепат,– коротко и очень веско сказал Улькеш, глядя на Снейпа, которого Иу уже успокоил, основательно покопавшись в его разуме.
      -Даже не думайте! – обозлилась я.– Маг! Подопечный таратимудов, если угодно. Но не ваша цепная псина.
      -Он телепат,– настаивал Ворлонец, не сводя глаз с профессора.– Заявляю права на телепата от имени Империи Ворлон.
      О, черт! Только таких заявлений мне и не доставало! Теперь, если я откажусь предоставить этому ненормальному землянина, начнется небольшая, но так ненужная сейчас войнушка.
      -Говорю от имени Вселенной!– повысила голос я.– Землянин не принадлежит Империи Ворлон, как бы вам того ни хотелось! Он – собственность таратимудов!
      -Он телепат! – ворлонца вывести из себя практически невозможно. Настолько трудно, что только самым избранным это под силу. Так случилось с Кошем и Шериданом. Но не со мной и Улькешом.– Он наша разработка и наше оружие. Отказываетесь, Хранитель?
      Я скрипнула зубами. В теории он прав, Снейп действительно был телепатом, но факт того, что он не просто тэп, а маг, причем обладающий не банальным даром телепатии, а оклюменцией, говорило о многом, но только не ворлонцу.
      -Уровень П-25, – почти пропел Улькеш, не сводя с профессора пульсирующей мембраны глаза.– Совершенный.
      -Черта с два!– не сдавалась я, зная, что уже проиграла.– Он маг, он наследие тарати…
      -Он мой!– коротко и веско выдохнул оппонент, разворачиваясь и намереваясь уйти.
      -Стоять!– совершенно рассвирепев, крикнула я.– Не сметь поворачиваться ко мне спиной, проклятый ворлон! Тебе мало одного? Уважай силу, ты, дерьмо! – третий глаз пульсировал, желая смести наглеца с лица галактики. Еще миг, и я испепелю нахала.
      -Да-а-а,– тихо ответил Улькеш, не поворачиваясь и уплывая прочь.
      -Зар-р-раза!– констатировала я, с ненавистью глядя в спину ворлонцу.
      Северус не успел даже моргнуть, как вихрь силы подхватил его и намертво прижал к Хранителю.
      Миг, и в следующий момент голос Хранителя приказывает ему не шевелиться.
      Снейп открыл глаза и чуть не умер на месте. На него смотрело нечто пульсирующее, зелено-желтое, что направило на них с Хранителем луч, подобный Аваде.
      Снейп замер, насколько позволяло истерзанное переброской тело.
      Будь на то его воля, он бы даже глаза закрыл, чтобы не видеть этого отростка, выходящего непонятно из чего.
      Хранитель побагровела от злости, когда к ним приблизилось совершенно невозможное чудовище, похожее на бред больного. Широкое туловище, покрытое поблескивающей тканью, голова… хотя на голову это было непохоже. Скорее нечто уродливое, прочно сидящее на тонкой шее. Шея… это не кожа, это даже не человек… это совершенно невозможное нечто, что очень сильно пугало и одновременно завораживало.
      Вдобавок ко всему этот пульсирующий глаз, что сжимался и расширялся, осматривая профессора и женщину, что старалась закрыть собой человека.
      Чудовище издавало резкие мелодичные звуки, а в это же время на туловище существа мигали разноцветные огоньки, как бы переводя звуки в цветовую гамму.
      Хранитель назвала себя и приказала убрать оружие.
      Тот, кого она назвала Улькешом, нехотя подчинился.
      Потом произошло то, от чего Снейп чуть не поседел от ужаса. Улькеш качнулся в его сторону и ясно произнес на английском языке:
      -Кто это?
      Снейп, уже немного пришедший в себя от жеста Хранителя, показывающим, что угроза миновала, выхватил палочку, но воспользоваться ей так и не смог.
      Хранитель едва не выбила ее из рук и зло зашипела о том, что они в космосе, что летят на какую-то станцию и что теперь магией ему пользоваться нельзя.
      Снейп от ужаса мало что понимал, но повиновался.
      Нельзя сказать, что профессор был слаб духом, но он даже в кошмарном сне представить себе не мог, что когда-либо встретит вот такое чудовище. Профессор уже пережил всевозможные пытки Волдеморта, но встреча с Улькешом явно сулила куда большие неприятности, чем сотня Круцио.
      Профессора трясло. Он был в панике. Космос, станция… Мерлин, куда его занесло??? Паника нарастала и неизвестно во что бы все вылилось, если бы не вмешался куратор Хранителя.
      Хранитель усадила напуганного Снейпа в появившееся прямо из пола кресло, отошла и за дело принялся куратор.
      -Посмотри на меня, Северус!– мягкий голос Иу убаюкивал, усыплял разум и тревогу. Стало легко и хорошо, как под Империо. – Ты адаптируешься…– Иу немигающим взором смотрел прямо в мозг человека, мягко баюкая.– Ты не боишься… страх прошел… ты в безопасности…
      Теперь Северус готов был снова броситься в бой. Как-то незаметно он понял и принял, что перед ним инопланетянин, что он – всего лишь житель одной из населенных планет в галактике, что мир куда шире крохотного мирка магов и магглов.
      В Северусе проснулась жажда познания.
      Крик Хранителя вывел Снейпа из состояния легкой эйфории.
      С ужасом Снейп отметил, что лицо Хранителя несколько изменилось. Посреди лба пульсировало отвратительное черное отверстие, вроде «третьего глаза», о котором профессор когда-то читал. Только это было куда страшнее и отвратительнее.
      -Зар-р-раза!– с чувством произнесла Хранитель, злобно глядя в спину удаляющемуся пришельцу со звезд.
      Я повернулась к профессору, напрочь забыв убрать Глаз.
      -Дерьмо,– все еще кипела я от гнева.
      Снейп отшатнулся от меня и выхватил палочку, направляя ее на меня.
      Понятно, защитная реакция и все такое. Я махнула рукой, тяжко вздохнула и закрыла Глаз.
      -Уж простите, профессор, что я не такая, как земляне! Что уж тут поделать!– развела руками я, устало опускаясь прямо на пол.
      Снейп мгновенно убрал палочку и вымученно воззрился на меня.
      -Что все же произошло?– поинтересовался он, осматривая корабль Улькеша.
      -Иу намудрил,– вздохнула я.– Теперь мы летим на Вавилон 5, а там… а там как Создатель прикажет. Не волнуйтесь, эта ходячая неприятность и пальцем Вас не тронет. Хотя на данный момент,– я задумалась,– он может и тронуть. Как же все неудачно сложилось, что Вы телепат!
      -Я не телепат!– возразил Снейп, вскакивая.– Я мастер окклюменции и легилименции. –Одна фигня, уж простите,– отмахнулась я.– Послушайте, что я скажу…
      Я, с сильными сокращениями, рассказала ему о том, кто такие таратимуды, что они сделали для магов и техномагов; рассказала вкратце о ворлонцах и их операциях над землянами, потом перешла на создателей Хогвартса.
      Он внимал. Он боялся до дрожи в коленках, но старался скрыть эмоции за маской равнодушия. Но я понимала, что такая история может и убить. А тем более мага из замкнутого мирка крохотной планеты, где население только-только начало осваивать космос, и где магам так и не суждено влиться в мир магглов, упорно презираемыми первыми.
      -…а потом Улькеш предъявил право на использование своих технологий на Вас. Я не люблю тэпов, уж простите, но Вы… Вы необычный тэп. Вы маг – тэп. А это куда как страшнее и важнее в войне против Теней. Ворлонцы хотят использовать Вас как козырь. Даже не знаю, что делать,– я вздохнула.– Вы – человек прошлого, Вы из мира магов, а это значит, что приближены Вы больше к миру таратимудов, чем к ворлонцам, но наличие у Вас дара телепатии…– я развела руками.
      -Он хочет меня… что?– Снейп понял, что его дело – дрянь, но держался молодцом. –Опыты, исследования… не знаю. В любом случае Вас я ему не отдам.
      -Придется. –Придется.
      Вот так я подписала практически смертный приговор ни в чем не повинному человеку прошлого.

    Продолжение следует...


Автор: Сью. Размещено с разрешения автора.

Все материалы, расположенные на этом сайте, являются интеллектуальной собственностью (c) Владимира Львова, если иное специально не оговорено.









Russian Babylon 5 Site
 
Created by Babylon 5 team. All rights reserved. © 1997-2010