представляет:

Великая ТеняЦкая библиотека

Психология
Любовь
Секс
Искусство
Реклама

Туризм
Спонсорство
Помощь
Разведслужбы
Т.Р.У.
Ворлон табутачок
Друзья мистера Мордена

Научные исследования
Технологии
Кулинария
Одежда

Кела 13


Время действия - последние 2 года врйны с минбаром, место - Кела 13.

СНОВА ЗАКАТ, ПРОЖИТ ЕЩЕ ОДИН ДЕНЬ.

* * *
Боже, дай мне разум
И душевный покой,
Принять то, что я
Не в силах изменить.
Мужество изменить то,
Что смогу.
И мудрость - отличить
Одно от другого.
* * *

Темнота ворча ютилась в глубокой пещере, ее единственного убежища от беспощадных лучей солнца. Темното вобще любила тень и ее холодный сырой запах, поэтому сколько себя помнила, на день всегда пряталась в этой глубокой прохладной пещере. Темнота - зверь ночной.

Но сегодня она была не одна, скрываясь от колючих лучей рассвета, она устремилась в глубину своего приюта и наткнулась на чужака. панически забившись между занавесью солнечных лучей и светом крохотного костра.

Но сегодня она была не одна. Скрываясь от колючих лучей рассвета, она устремилась в глубину своего приюта и наткнулась на чужака, наткнулась и панически забилась между занавесью солнечного света и светам крохотного костра. Какое неслыханное нахальство принести в ее уютную черноту свет. Оттого она и ворчала ужу несколько часов к ряду и время от времени норовила задеть чужака своим нервическим холодным прикосновением. А странное двуногое существо, подобное тем, что прячутся от Царицы ночи в светящихся камнях, лишь вздрагивало и прижималось ближе к костру, но не уходило. Темнота вздохнула и, растянувшись на всю пещеру задремала.

* * *

Дневники-

Черной ночью приходит бессонница,
Черной кошкой скребется в окно.
Черный день был как будто бы солнечный.
Никогда не забуду его.

* * *

Она проснулась ближе к ночи и тихо выползла наружу. Двуногое существо выскользнуло вслед за ней, похоже, оно тоже было ночное. Темнота испытала укол любопытства. При свете звезд она видела гораздо лучше и поняла, что это создание отличалось от жителей гигантских кристаллов, не было колючего гребня, вместо него росла темная шерстка. Любопытство пересилило осторожность, и темнота провела по ней своими мягкими ладошками.

Она покружила вокруг и решила, что это самочка. Не очень крупная и видимо еще молодая. Легкая уверенная походка, спокойный и отчего-то тоскующий взгляд.

Кажется, пора обзавестись какой-нибудь домашней зверушкой, решила Темнота. Она улыбнулась и выгнулась над планетой, словно огромная черная кошка. Дело было за именем.

* * *

Сегодня ночью к ней приходил брат-близнец Туман. В отличие от Владычицы звезд он был белокур и его светлые пряди так и вились по оврагам долин. Глядя как самочка купается в молоке его волос. Темнота решила, что будет звать ее Тенью, узором, что сплетает ночной туман.

Коварное утро застало их вблизи от пещеры и темнота и тень быстро скрылись в ее спасительном лоне. Весь день Тень не спала. Ночью она ходила к хрустальным думам и принесла от туда кучу хрустящих пакетиков и какие-то белые листочки, и теперь битый час скрепляла их при этом ее постоянно трясло. Уж не заболела ли она?

Наконец последний стежок бил сделан, и тени достала палочку и стала что-то царапать на первом листе. Ощутив новый укол любопытства, Хозяйка ночи подвинулась ближе и заглянула через плечо-

Дневники-

По моему июнь, год 2247. Привет! Почему-то так начинаются все дневники. Наверное, это способ очень одинокого человека сказать Lздравствуй¦ хотя бы самому себе. Зачем я начала писать? Наверное, затем, что на 1000-чи парсеков кругом нет ни одной души, точнее земной души. Присядь друг мой и выслушай. Ты умеешь слушать- Шел ли ты когда-нибудь за войной пажом, неся ее кровавый шлейф-Война-На поле боя на земле трудно смотреть, на поле боя в космосе v страшно. Остекленевшие глаза трупа. Парящие в черноте обломки и огромная махина минбарского крейсера в свете звезд, надвигающегося на тебя с неизбежностью судьбы. Ни отчаяния, ни страха, ничего, лишь холод внутри, как тот, что окружает тебя со всех сторон. Отделяемый лишь тонкими стенками твоего истребителя- Жизнь и смерть. Что их разделяет и насколько тонка эта грань. И тогда жизнь отдает свой жезл смерти и та царствует на этих черных просторах и бездонная пустота Вселенной всасывает все новые и новые души, уподобляясь гигантской воронке или бермудскому треугольнику, зайдя в который уже не выйдешь-

* * *

Прошло несколько недель новая любимица не разочаровала темноту. Ночью они вместе выходили на охоту и темнота часто выручала, укрывая ее своим черным плащом-

Дневники-июля-2247 года

Да! И на войне бывают случаи.
Пробралась на базу. Стою в коридоре, нервы на пределе. Чу, кто-то идет. Залезла к потолку и, вот черт, неудачно прицепилась, рука сорвалась. А эта сволочь прямо подо мной.
Вишу-Чувствую пальцу разгибаются, руки потные. LШан-да-ра-а-ахнусь!¦ думаю. Ну и свалилась прямо на голову. Как обычно делают по телевидению. Пи-и-и-и всю ногу ободрала о пи-и-и гребень. И смех и грех!

Одно было для темноты удивительно. Ее подопечная не прикасалась к своей добыче. Но к странностям подруги она успела привыкнуть и не заостряла на них внимание. Больше всего она любила, приходя, домой, садиться рядом и следить за тем как карандаш выводит длинные стальные узоры слов-

Дневники-августа-2247

Ты обнимаешь их и говоришь: LВсе будет хорошо!¦ А сама не веришь-Я помню глаза одного мальчика. Он прибыл к нам прямо с выпуска молодой, веселый-ему было 23 когда он, отправляясь в свой последний бой поднял глаза-В его светлых, некогда искрящихся жизнью, глазах, как в витринах гигантских супермаркетов Японии, чередой крохотных звезд взрывались истребители друзей- Телеграмма в несколько слов LПогиб при исполнении¦. Мы даже не смогли его похоронить.

Огонь уже не пугал темноту и она тои дело подставляла свои черные бака под его теплые прикосновения, или, свернувшись калачиком и что-то довольно урча засыпала не забыв укрыть своим темным покрывалом странное существо некогда появившееся на ее пороге.

Дневники-

Что-то жду, чего не знаючи

Бесконечно время тянется.
Но бессонница полночная
Не приходит не останется.
И не ужаса не полночи
В бесконечных снах метания.
Настроенье одиночества v
Настроение отчаяния.

/-ноябрь-2247../

Тень уже, который день лежала в лихорадке и та сжигала ее каким-то страшным внутренним огнем. И Темнота впервые не могла ей помочь. Она бродила от стены к стене, и, наконец забившись в угол, семь ночей не вылезала из пещеры, сидя в холодном углу забытая и одинокая. Темнота даже не могла разжечь костер, к которому она, должно сказать. Успела привыкнуть.

К вечеру седьмого дня Тень зашевелилась, так и не смогла подняться на две ноги и на четвереньках подползла к кострищу. Найдя практически на ощупь ветки, смогла развести огонь и упала рядом, не успев достаточно отползти. Темнота впервые за неделю вылезла из своего угла и, прижавшись своим бархатным боком к выздоравливающей подруге, успокоилась и уснула.

Первый день Ксенья не могла даже открыть пакетик с едой, пришлось перегрызать обертку, протирая ее меж зубами. Горячая жидкость полилась в рот. Ксенья сглотнула и почувствовала как тепло вместе с супом все быстрее и быстрее отвоевывает ее изможденное тело у обозленного голода. Расправившись с пакетиком горячего полуфабриката, Хоодо подползла к огню который каким-то чудом практически в беспамятстве ей удалось разжечь и теперь она подкармливала его запасенным неделю назад хворостом. Хотя она не была уверена в предположении v неделю?

Температура спала, но неимоверная слабость ни в какую не хотела отпускать. LНо на что жаловаться?¦ - подумала она. В лагере от минбарской лихорадки погибло 40 из 150-ти, остальные-по разным причинам. Считалось, что эта форма смертельна, а вот и нет! Ксенья отвлеклась, заглядевшись на кучу серебряных пакетиков и благосклонно кивнула на свою предусмотрительность. Горячий суп, утоливший голод, тепло костра, согревающее истощенное болезнью тело, тишина глубокого подземелья и Хоодо, устроившись на постели из веток и плащей, сомкнула веки и задремала. ***

Воин шел уже давно. Шел никуда. Просто так. От одного понравившегося дерева к другому, от камня к валуну, от валуна к холму и дальше, и дальше-

Минбарец называл это зовом судьбу, его просто тянуло не известно куда и он шел. Солнце, ярко светило и даже слишком, заливая леса и холмы близь базы золотым слепящим и почему-то не греющим светом, а может это просто казалось и оранжевый рассветный диск светила еще не достаточно поднялся для того чтобы согреть замерзшие просторы планеты.

Словно вуаль покрыла солнечный диск, и он потерял свое странное свечение, открыв взору лиловые просторы неба с двумя запоздавшими лунами. Он резко остановился, словно наткнулся на невидимую преграду и огляделся.

Слева от него кромка леса обрывалась каменистой осыпью, высокие деревья с темной треугольной кроной толпились у ее края стараясь не сорваться. С другой стороны каменистая почва пробегая у нега под ногами резко взбиралась вверх и постепенно сложила этакую лесную пещеру, поросшую травой.

Минбарец посмотрел в даль, изумрудная трава, взбегая на холмы, огромными холмами уходила к горизонту прямо от подножия насыпи, напоминая ему моря родной планеты. Он улыбнулся. Далеко на этот раз завела его судьба.

Что-то хрустнуло под ногой. Отразив шальной лучик света своей зеркальной поверхностью. На серо-коричневых камнях у входа в пещеру лежал пакетик. Минбарец резко присел и насторожился. Ни единой души-

Воин поднял пакет. Сотни таких они находили на захваченных кораблях, видимо этот был оттуда. Сами минбарцы пробовать не решались, пренебрежительно морща носы. Так они и лежали на складах, время от времени порции этого груза уходили в малочисленные лагеря военнопленных.

Минбарец раскрыл пакетик, то ответил ему легким хрустом, выпустив таящийся в нем острый ароматный запах. Остатки содержимого еще не успели засохнуть. Откинув не нужный хлам, воитель заскользил по белесым камням пещеры.

Воин наткнулся на нее внезапно. Догорающие угли костра резко вынырнули из вязкой темноты и минбарец застыл. Землянка сидела в пол-оборота и не замечала его, полностью погруженная в свои мысли. Она что=то писала на скрепленных листам торопливо выводя рукой слова серым карандашом- Дневники-февраля-2248- Что самое страшное на войне? Когда здоровый, седой сержант стоит на коленях перед десятками гробов и повторяет как молитву: LРебятушки простите, не уберег-¦ Когда израненные, избитые, измученные солдаты, выдерживая боль ран, плачут над трупами друзей. Когда ребенок, подойдя к гробу, говорит: LПапа, идем домой¦. И тянет его за руку. -Мы отступаем, отступаем и отступаем. Если все так и продолжиться-Нет надежды. Разве что на чудо. Там и поляжем-Все-Своими трупами устилая путь к земле. Господи! Последнее время преуспела в минбарском-хотя зачем это. Надо выбираться, я буду там в наш последний год. -Форменные брюки защитного цвета были во многих местах порваны и аккуратно заштопаны, как и куртка, наброшенная по верх короткой грязно желтой майки. Наполовину открытые руки в многочисленных ссадинах от резкого перепада температуры на границе тусклого марева догорающего костра и черного пространства пещеры покрылись мелкими мурашками от чего короткие волосы, растущие на них стояли дыбом. Создавая впечатление легкой дымки. Догорающие угли еще полыхали невидимым огнем, отдавая жар своему алому кругу, не желая уступать ни дюйма окружающей пустоте. Землянка зябко повела плечами и повернула голову. На воина смотрели уставшие глаза, блестящие в отступающей лихорадке, из-за черных синяков и впалых щек они казались единственным, что было на этом лице. Они да еще болезненно алые полуоткрытые губы. Темный, короткий, мокрый волос в беспорядке ютился на голове. Алые гребни раскаленных углей в бесполезном старании пытались расчесать слипшиеся пряди и снова, и снова с молчаливой яростью сползали по бледной щеке, оставляя на ней пятна алой краски. В темные глаза мелкими крупинками возвращалось осознание реальности. Женщина медленно поднялась и длинный нож вы нырнул из темноты. Это была женщина, но v солдат. Тетрадь, небрежно открывшись, упала на камни рядом с догорающими углями.

* * *
Она попыталась приподняться на неверных руках и дотянуться до ножа. Воин занес пику и опустил, когда дрогнувшая рука неловко подвернулась и воительница рухнула на землю, ударившись о камни, заливая их своей кровью. Минбарец стоял и смотрел на обессилившего, смертельно уставшего человека-.смертельно- - Нерун, Алек Нерун, - чуть слышно выдохнул он, не отдавая себе, отчет в том, что делает. - Ксенья-Хоодо, - одними губами прошептала женщина. Глаза ее закатились. Тело расслабилось и обмякло. Минбарец повернулся и направился к выходу. Он шел все быстрее и быстрее, сметая серебристо-зеленую траву холмов. Смерть стояла у него перед глазами. Первая смерть, задевшая что-то в его душе. И ему все казалось, что за ним вслед скользит тень, мертвая тень огромной птицы, та, что осталась на холодных камнях пещеры в отблесках, догорающих углей перемешанных с алой кровью. Тень солдата, но vженщины. Постскриптум День выдался не у дачным, кто-то потревожил ее покой, ворвался в ее сон. Разогнав тысячи звезд ее сладкого коктейля. Темнота недовольно открыла глаза и замерла, прислушиваясь, в ответ ей прозвучал звенящий голос тишины. Ни шороха камней, ни потрескивания огня, ни шуршания карандаша по листьям тетради. Темнота приподнялась и рванулась в глубь своей норы. Разметав мелкие камни. Разрушая звуками их падения тишину. У серых догорающих углей костра, раскинув руки, запрокинув голову, лежала Тень. Неподвижно и тихо Мгновенно лапки стали ладошками, которыми Темнота толкала, тормошила, трясла ее. Но подруга оставалась неподвижной-Темнота почувствовала на своих руках что-то мокрое и, вздрогнув, взглянула на ладони. День был теплым и солнечным. Свет, который год сидел у этой пещеры, поджидая темноту. Дело в том, что появлялся лишь с солнечными лучами, а солнце никогда не заглядывало под черный полог пещеры. И он ждал. Время у него было. Темнота v это противопоставление свету и он не любил ее. По ее мнению она была слишком заносчива и глупа. Солнечный свет ждал, когда она выйдет и он растопит ее в своем сиянии. Она вынырнула внезапно, ранясь об его лучи, выползла наружу и тихо умирала у его ног. Свет хотел приподнять ее и отступил, поняв, что это лишь ускорит конец. Впервые в жизни Солнечный свет видел Повелительницу звезд, и холодные слезы росы так неожиданно навернулись на глаза. Что-то великое уходило из этого мира, медленно тая на алых пиках рассвета. Еще один постскриптум Дневники- На пороге моем ночь-ночь. Мысли мрачные гони прочь-прочь! Сердцу бедному уже не в мочь мочь. И дорогой все уходит в ночь-ночь- \ 7 февраля 2248 года\ Есть такой закон - планеты вертятся. И день вновь ус тупил место ночи. Из темных забытых солнцем закоулков, из оврагов, из звериных нор, из глубоких пещер черными змейками звездной поземки стремилась на холодный свет лун все та же незабвенная, чарующая, вновь воскресшая Темнота.

Хоодо © 2003


<<< вернуться к оглавлению следующая статья >>>


Яндекс цитирования Дизайн, статьи, перевод, монтаж - Denis V.Melnikov aka Hansen.
Статьи - Alex Vurasko aka Vurick the White Shadow
Идея - Neil Davidson.
© 1999 - 2007[an error occurred while processing this directive]

Вавилон 5

Лпака Дрази-спекулянта

Зеленые страницы Вавилона 5

Новости сайта

Гостевая бука
E-mail me:
kai_hansen@mail.ru